Мария федорова главный редактор glamour похудела. Маша Федорова – главный редактор VOGUE Россия

Похудела главный редактор журнала glamour Мария Федорова. Маша Федорова — главный редактор VOGUE в России Считаете ли вы, что безупречный вкус должны проявлять те, кто имеет непосредственное отношение к моде

Мария федорова главный редактор glamour похудела. Маша Федорова – главный редактор VOGUE Россия

Как вы думаете, те, кто имеет непосредственное отношение к моде, должны проявлять безупречный вкус и стиль? Ну или в крайнем случае продемонстрировать на себе полную коллекцию трендов текущего сезона, как это делает Анна Делло Руссо?

Главный редактор национального журнала о последних новостях индустрии моды и красоты Glamour Мария Федорова, еще работая в Playboy, поняла, что мода — это ее тема. Начав с должности помощника главного редактора, она выросла до модного редактора популярного мужского издания. Затем Мария несколько лет работала редактором, а затем директором отдела моды журнала GQ. С момента основания Glamour Мария Федрова является директором отдела моды этого журнала.

Среди критиков и директоров отделов моды различных изданий часто встречаются неординарные личности, которые, по мнению обычных людей, совершенно не производят впечатление людей, хоть как-то причастных к индустрии моды. Хилари Александер, Сьюзи Менкес и другие не менее известные женщины, как волшебники вне категорий, не прочь выглядеть сверхстильно и элегантно. Мария Федорова вроде бы их номер.

1635084075

1635084076

1635084077

1635084078

1635084079

1635084080

1635084081

1635084081-1

1635084082

1635084083

1635084084

1635084085

1635084086

Фото: glamor.ru, paparazzi.ru, trendpace.ru, moizvezdi.ru, peopleschoice.ru, polina-notik.narod.ru, woman.ru, buro247.ru, trendsezona.com

Интервью:
Маша Федорова ,
главный редактор Vogue Россия

1635084087

«Новый главный редактор, новый журнал и модный сезон» — решительно звучит баннер на сайте Vogue Russia. Изменения в издательском доме Condé Nast действительно большие: в феврале в российском Vogue (а, следовательно, и Glamour) сменился главный редактор. Виктория Давыдова, возглавляющая Vogue с 2010 года (именно она сменила на месте Алену Долецкую), покинула издательство — слухи об этом ходят давно, а новость уже мало кого удивила. Важную позицию заняла Маша Федорова, бывший главный редактор журнала Glamour и один из самых ярких, развлекательных и медиа-редакторов российской модной индустрии. The Blueprint спросил Машу, какие изменения ждут журнал, чем отличается работа в Glamour и Vogue, как меняется глянец, с кем она теперь конкурирует и чего, по ее мнению, сейчас не хватает в журнале Vogue.

Впереди еще много работы. Ценности немного другие, отношение к моде другое. В Glamour я больше исходил из образа жизни, который веду, но с оглядкой на реальную жизнь, на то, что может быть интересно для реальных людей. Для меня было принципиально важно, чтобы у Glamour была жизнь вне моды. Несмотря на то, что Glamour является ведущим массовым журналом о моде, мне казалось важным передать, что мода — это часть жизни. Красиво, интересно, важно, увлекательно. Веселая.

Разве это не часть жизни для некоторых? Все мы носим одежду.

Я знаю многих людей, для которых одежда в соответствии с обстоятельствами и кодексами, существующими в обществе, является проблемой. Они чувствуют себя намного лучше в чем-то попроще, но они должны соответствовать ситуации. И для них все это превращается в ад, они не знают, куда идти и что им нужно. Итак, очевидно, что мы были проводником в этом мире реальной одежды и реальных изображений. Но я всегда считал важным насытить этот журнал чем-то другим, для меня это было самое дорогое. Следовательно, всегда есть социальный статус, культура, отношения, секс. Немного меньше секса.

1635084093

1635084095

Потому что я вошел в такой период. Все журналы, в которых когда-то говорилось слово «секс», теперь не должны. Это тоже палка о двух концах: сейчас мы загоним секс во что-то неоправданное и снова вернемся в средневековье, будем полагаться на лицемерие. С одной стороны, все прилично, а с другой — до неприличия. Теперь это сложно. Может быть, это хорошо, что я ушла заняться чем-то другим.

Что принципиально отличается от Vogue?

Это прежде всего мода, мода как прикладное искусство. Хотя, как мне кажется, мы стали уделять больше внимания другой части моды — не прикладной. И я безмерно рад, что сейчас наблюдается такой рост. И фильм Драйс, который мы недавно посмотрели, и Вивьен Вествуд. Гораздо более широкой аудитории будут показаны «Серые сады» (культовый документальный фильм профессионалов моды 1975 года будет представлен на фестивале Beat Film — прим. Ред.). В общем, все меняется. Раньше можно было сказать, что Vogue является главным и единственным, и его поддерживает пара журналов, которые ставят теги вместо него. Теперь ясно, что мы конкурируем не друг с другом, а с Интернетом, потому что это все, что нужно. И большинство наших читателей уже продвинуты и могут выбрать себе все — ну или они так думают. Поэтому мы давно перестали быть вестником модных новостей, а стали скорее аналитическим и стилистическим альманахом. Опять же, люди больше не могут доверять всем. Они живут как в Telegram, где вы составляете набор из того, что читаете. В этом случае вы не выбираете вынос, с которого сегодня начинается Telegram. Вы уже выбрали канал и читаете все, что вам там дают.

1635084097

1635084099

То есть, действительно ли это бренд, которому человек лоялен?

Да, но в какой-то момент бренду может надоесть, и человек с таким же рвением может сбежать. Это как мода, все быстро. В Dior пришел новый дизайнер — все бросились в Dior. И кто-то запустил Dior и пошел за Демной. Или вернемся к Карлу.

Как остановить их побег?

В моей жизни сейчас два стресса. Упор на ожидания. И второе — это груз ответственности. Ожидания, конечно, у всех разные, и я все еще не могу их всех оправдать. Я могу делать честный продукт, потому что знаю свою команду и честно ее делаю. Но это все же люди и человеческий фактор. Это не просто навыки, это еще и вкус, мнение каждого в отдельности. Наверное, проще было бы взять кого-нибудь со стороны, который пришел бы и сказал, что все знает, и теперь все будет. То есть человека, с мнением которого у вас не будет возможности поспорить. И я люблю, когда со мной спорят, я люблю спорить сам. Я был таким воспитан.

1635084100

Есть вещи, которые я говорю, что не хочу, я борюсь с ними. Но я не радикал. Теперь, если я обнаруживаю источник определенных мыслей или стилистических тенденций, если я внезапно понимаю, что этот человек — это то, от чего я хочу избавиться, что я буду делать дальше с этим человеком: уволить его или перевоспитать? Я, конечно, поддерживаю перевоспитание. Или для диалога. Убедить меня.

А что это могло быть, например?

Мне кажется, что моя редакция уже понимает, на что я реагирую, но есть еще вещи, которые я пока не могу сдвинуть. Я знаю это издание, что они привыкли делать, как им говорят. И теперь я даю им свободу, я пришел со словами, что моя дверь всегда открыта. Я не очень люблю разговаривать за закрытыми дверями. Я говорю им, чтобы они придумывали свои идеи, я действительно хочу их услышать. Также там работают модные, классные и молодые люди. Я здесь не для того, чтобы просто прийти и сказать то, что пришло мне в голову ночью, я так хочу. Я, безусловно, имею на это право, и у меня гораздо больше опыта, чем у них. Но я здесь, чтобы помочь им самим реализовать эти идеи. Мне немного странно, что происходящего, на мой взгляд, недостаточно.

Читать еще:  От хиппи до эмо, или Как не перепутать панка с готом

1635084102

1635084104

1635084105

Если вернуться к Интернету, насколько важно, чтобы журнал был первым часом?

В журнале Glamour нужно было попасть на волну и поле информации, и ваша внутренняя честь и профессиональная гордость — быть первым, лучше других. В Vogue мы должны быть первыми априори. Других вариантов здесь нет. Но эта аксиома сталкивается с объективными трудностями. Почему имеет смысл делать материал для нового фильма, который увидят сотня человек на эксклюзивной премьере? А все остальные сотни тысяч, которые также читают Vogue, увидят этот фильм через два-три месяца. Это норма или нет? Я всегда задаю себе этот вопрос. Мне нужен мех из осенне-зимней коллекции июньско-июльского номера, когда все, о чем я мечтаю, это быть на пляже? Но мы должны быть первыми. Если все пишут об этом в сентябре, то мы должны писать об этом хотя бы в августе, а то и в июле. Для меня это адская поломка.

обидно, когда находишь человека, персонажа, новый бренд, что-то крутое, а люди еще не готовы, читают и не помнят. И вот проходит год-два, этот человек начинает покорять стадионы или абонементы, теперь в них все измеряется. Затем, когда человек уходит, а другой журнал забирает его, все смотрят и говорят, что они первые. Нет, год назад мы были первыми! Мы подготовили вас, чтобы вы почувствовали себя вау прямо сейчас.

1635084106

1635084108

Вы часто говорите «нет»? Этот холод Vogue исходит вовсе не от вас.

Я учусь «высокой культуре неприятия», — говорит Карина Добротворская (президент и главный редактор отдела развития бренда Condé Nast International. — Ред.). Я только понимаю, что мне самому нужно абстрагироваться от многих вещей, чтобы смотреть на них со стороны. С холодным сердцем и с осознанием того, что этот человек имеет влияние на умы и сердца и сделал что-то исключительное для моды, для мировой культуры, но не для этого. Слушать сердце гораздо реже. Кажется, это не так уж много, но я чувствую, что уступил место некоторым молодым людям, которым, возможно, не было дано шанса в другом месте. Я просто по-человечески относился к этим людям. Я видел человека за меткой или за тряпками. И если бы они пришли сюда сейчас, я бы больше не имел права включать такую ​​степень человечности. У меня нет времени, а процент отсева еще больше.

Я бы сказал, что у Vogue совсем другие читатели. Это тоже нужно иметь в виду. Мало кто читает Vogue и может позволить себе высокую моду, высокое ювелирное искусство. Конечно, читающая аудитория намного больше, чем мы иногда себе представляем. Это те, кто интересуется модой, кто хочет быть в курсе событий, и те, для кого это профессия. Их очень много, это и дизайнеры, и дизайнеры одежды. Есть много школьников, студентов, для которых это сказка. Кое-что, я думаю, в последнее время мы немного упускаем. Я хочу вернуть эту сказочность не с точки зрения недоступности и холодности, а с точки зрения людей, которые хотят находиться в этом мире. Чтобы они сверху не разочаровались в том, что возможно, а что нет. Меня воспитывали в Vogue Грейс Коддингтон, Тони Гудман. Они сочиняют такие сказки и такие сказки там, где вам хочется. Это как 3D-фильм и полное погружение в мир, когда вы хотите быть рядом с этими людьми, играть в их игры, разговаривать с ними, слышать, что они говорят. Поэтому я хочу так одеваться. Есть люди, которые мыслят рационально. Они выбирают себе гида. Демна [Гвасалия] сделал это, так что это модно. Vogue сказал, что так должно быть, так и должно быть. А есть люди, которых движут эмоции. И я хочу эмоций. Для меня важна эмоциональная составляющая. Я думаю, что люди роскошные и богатые или не очень роскошные и богатые, но очень элегантные, улыбаются, становятся кайфом — и в этом их сила. И они должны это доказать. Эмоциональная сторона ушла, мы сыграли в эту игру, приняли позу.

1635084110

1635084111

Наша жизнь сейчас очень сложна: у нее есть как политическая, так и социальная повестка дня. Это было в Glamour, но должно ли это быть в Vogue?

Наличие страз в вашем гардеробе не влияет на серое вещество, а, в свою очередь, влияет на здравый смысл и вкус. Моя работа — поддерживать баланс между культурой и модой, между политикой и модой, социальными явлениями и модой. Еще раз возвращаюсь к тому факту, что мой авторитарный и авторитарный Vogue все еще зависит от многих деталей. Я не могу написать журнал сам, тогда это была бы книга. Есть несколько авторов, которые сейчас пишут свои книги. Но в основном они пишут их, когда уходят из Condé Nast. Я буду здесь пока работать.

Мои социальные сети — это отражение жизни, и моя жизнь действительно тесно связана с работой. Сейчас в Нью-Йорке друг и сотрудник журнала Vogue рассказал мне, как они и их друзья придерживаются моего Instagram и смеются, воспринимая некоторые вещи как перформанс, продуманный художественный ход. И он думает, что я что-то делаю специально, по сценарию. Но сценария нет. Кто-то меня сейчас в этом обвиняет, кто-то призывает быть спокойнее, спокойнее, меньше селфи. Я стараюсь, поэтому сохранил второй Instagram для себя, но сейчас у меня нет на это времени. Иногда я не могу загрузить фото полдня, потому что мне нужно найти для него какой-то текст, а времени нет. Как и любому нормальному человеку, хотелось бы почаще выходить на перезагрузку. Страдаю от того, что не успеваю читать. Я маниакально покупаю книги, люблю печатные книги именно потому, что в этот момент на странице не появляются окна и уведомления. Но в какой-то момент я понял, что бороться с этим незачем, я просто кайфовал. Наверное, моя выносливость и стрессоустойчивость основана на том, что я очень искренний человек. Иногда меня это беспокоит. В настоящее время я играю в покер-фейс и учусь держать дистанцию.

Я честно думаю, что у нас все хорошо с героями. Мы ругаем то, что здесь, а нам все там кажется красивым. У нас это из-за «железного занавеса», которым, по прошествии многих лет, мы, кажется, оказались сегодня. Поверьте, если вы не поедете туда как турист на несколько дней и остановитесь, то поймете, что это более-менее то же самое. Просто они с большим почтением относятся к своему народу. С Glamour было проще. В Vogue требований к героям больше. Человек должен быть интересным, крутым в определенном смысле этого слова. Марок должно быть множество, но оцениваем по одежде. Сейчас борюсь с собой — в моем [июньском] номере, на мой взгляд, половина культуры, художники, писатели, Ксения Собчак с документальным фильмом. Я познакомился с ней очень давно, сфотографировал ее, когда она еще была в образе блондинки в шоколаде. С одной стороны, это напугало меня, но с другой я понял, что невозможно уйти от его сверхактивности. Его президентская кампания очень показательна. Многие из моих друзей, которых я заставлял слушать ее выступления, досматривать до конца, стали относиться к ней иначе. До этого выводы о ней делали на основании выбора парня или платья. То же невозможно. Люди видели, как он себя ведет, формулирует мысли. Как она сказала в Hello !, платье с пайетками не атрофирует ваш мозг. У вас есть право не ходить в лохмотьях, вы имеете право выбирать не «интеллектуальную» Энн Демелемейстер или Рика Оуэнса. Почему нельзя одновременно радоваться жизни, носить красивую одежду, украшать себя блестками, красить, укладывать волосы и быть заботливым человеком?

Читать еще:  На; Модный приговор; пришла 42-летняя маникюрщица из; Москвы, которая не; умеет одеваться. Что сделали стилисты

Так почему же вы готовы принять Pussy Riot, бодипозитив, небритые подмышки, но не готовы принять гламурную одежду? Это тоже несправедливо — наоборот начинаешь стыдиться. Если мы признаем право каждого на разные образ жизни и мысли, мы не можем отрицать этого просто потому, что она была блондинкой в ​​шоколаде. Мне кажется, что все с удовольствием ценят исторические хроники становления нашего бизнеса или нашей политики. Один продавал оружие, второй — телефоны на Митинском рынке, и все стали олигархами, политиками, бизнесменами. Вы выбираете, где закрыть глаза на прошлое. И вот он в «Доме-2». Было, но ты сам все посмотрел. Ксения вообще одна из тех, кто заставил меня задуматься о разнообразии, человеческом развитии и принятии разных точек зрения. С другой стороны, на перспективу. Это заставило меня принять что-то в себе и в окружающих. Неординарный человек, о котором я никогда не думал, что может так сильно повлиять на мою жизнь. Ну как можно разговаривать на одной странице с этими людьми?

Glamour — глянцевый женский ежемесячный журнал Condé Nast. Предназначен для женской аудитории от 16 до 43 лет. В настоящее время у Glamour 32 миллиона читателей в 17 странах.

Журнал Glamour имеет четкую структуру и содержит разделы о моде и стиле, красоте и здоровье, карьере и покупках, отношениях и сексе, путешествиях и дизайне интерьера, а также разделы с гороскопами, рецептами, юмором, новыми статьями о музыке, кино, литературе и т д.

Согласно стратегии журнала, статьи о знаменитостях публикуются без преувеличения, советы о любви и сексе — без назидания, провокационные темы рассматриваются без поиска сенсации.

В этом году Юбилейный бал дебютанток Tatler проводится в пятый раз. Корреспондент ФП, стараясь не наступать на юбки и поезда, ходил по залу и слушал, о чем говорят самые завидные невесты России и организаторы светского мероприятия.

Вероника федорова дочь маши федоровой

Celebrity запись закреплена

Вероника Федорова, дочь директора Vogue Russia Маши Федоровой, дебютировала на подиуме на Неделе моды в Москве.
Кстати, мама давно и успешно похудела, а теперь дочка начала заниматься спортом.

Накануне нашего интервью Вероника Федорова отметила свое 20-летие в Симачеве и с таким же весельем станцевала с ребятами из Плешки (где она учится в Международной школе бизнеса и мировой экономики со времен факультета международного маркетинга МГЛИ. Вуз закрыли), и с Владом Лисовцом (44), который буквально пару дней назад перекрасил Федорову в платиновую блондинку. Она знает его и всех остальных светских московских персонажей с ранних лет — главный редактор журнала Glamour (тогда еще стилист) Маша Федорова (43) впервые привела дочь на съемки, когда ей было 10, и ворвалась…

1635084115

Дело не в том, что Маша хотела поскорее приоткрыть перед дочкой мир глянца, а в том, что девушке не с кем было уйти из дома. Когда Вероника училась в третьем классе, отец ушел из семьи. Мало кто знает (а если и знает, то молчит): «Думаю, мы можем поговорить об этом сейчас. На самом деле мои родители никогда не были женаты и жили в гражданском браке. Они были однофамильцами, даже фамилию выбирать не пришлось (смеется). Маме было тяжело. Работа стилиста не так проста, как многие думают. Чтобы выбраться, нужно собрать как минимум 4 огромных чемодана с одеждой, десятки пар обуви и все это, но мама всегда старалась дать мне все самое лучшее».

1635084116

Надо сказать, что при этом Вероника — не избалованная дочь, а образованная 20-летняя девушка, которая зарабатывает на жизнь. Он выбрал путь, который называет «Не сиди у мамы на шее», и в возрасте 19 лет нашел работу в цифровом отделе одного из самых известных PR-агентств Москвы, RSVP, в качестве менеджера по специальным проектам.

Ежегодное ночное мероприятие, которое уже 11 лет захватывает сознание каждой модницы, не говоря уже о светской львице.

Вера Брежнева

Певица также остановила свой выбор на полностью черном наряде. Комбинезон на ней выглядит немного странно, скрывает красивую фигуру, а накидка на плечи похожа на крылья летучей мыши.

1635084117

Затем звезда переоделась в белую футболку, рваные джинсы и надела поверх них бледно-зеленую объемную куртку.

Другой наряд звезды понравился многим: обтягивающий черный комбинезон с разрезами и ботфорты.

Маша Федорова — Мария Федорова: биография Маша, как она предпочитает называть себя, родилась в столице нашей страны в 1972 году. После окончания средней школы поступила в Строгановскую академию, диплом

Маша Федорова из Гламура | Блогер Misa на сайте SPLETNIK.RU 10 июля 2014

Выдержки из интервью бюро. Я не выкладываю его полностью, просто по частям, это возможно? Это не копипаст, просто цитаты….

На меня

Я блестящий человек. Я очень люблю моду и весь этот процесс, он придает мне жизненных сил и поддерживает меня в хорошей форме на протяжении всех 18 лет моей карьеры.

По поводу работы

Моя профессия — не главный редактор, моя профессия — стилист, и мне очень не хотелось бы ее терять, я сразу обратилась к руководству издательства Condé Nast. Мое назначение — очень нестандартное решение руководства, ведь модные редакторы очень редко становятся управляющими редакторами. Люди редко пишут и стреляют одинаково. Прецеденты, конечно, есть, но это скорее исключения, подтверждающие правило. Однако фотографировать моду и писать о ней, наблюдать за ней, следовать трендам — ​​две совершенно разные профессии.

О общественной жизни

Считаю важным участвовать в мероприятиях, общаться с людьми. Но если честно, я не об этом. Мне не нужен пиар, и я не из тех, кто готов менять по три платья за ночь, хотя, конечно, иногда приходится, если это напрямую связано с работой.

Про дедовщину))

Я всегда говорю новым девушкам: чтобы заслужить право быть приглашенным на шоу и пить шампанское там с богатыми и знаменитыми, нужно сначала принести много тюков с одеждой и подарить более одной пары обуви.

Возможные перспективы

Если бы я перестал быть ответственным редактором, то, наверное, хотел бы попробовать создать собственную линию одежды для женщин с нестандартной фигурой. Ни для кого не секрет, что я сам далек от 90-60-90, меня это не беспокоит и не мучает, но мне как стилисту было бы интересно что-то придумать.

Больше никаких интервью, уже написанное автором поста

Мария Федорова — частый персонаж в колонке светских новостей, что бы она ни говорила о необходимости этой части своей карьеры. Но несмотря на то, что вы похожи на профессионального стилиста, которого не смущает ее нестандартная фигура, ее собственный имидж часто вызывает большие вопросы у аудитории нашего сайта.

Здесь же был пост, в котором автор дал Марии отличные советы по изменению стиля. Мне было еще интереснее читать мысли Марии о ее коллекции для взрослых. Насколько я заметила, сама она не всегда выбирает одежду с учетом своей фактуры и желания сделать акцент на обуви (у главного редактора Glamour тонкие и изящные щиколотки, и она постоянно это подчеркивает) и аксессуары не экономят всеми. Изображение. Судя по инстаграмму, похоже, что сейчас Мария с переменным успехом выступает стилистом для своей 17-летней дочери (которая во всем очень похожа на маму). Она одевает ее более или менее как она сама. Те. — иначе.

В интервью Мария не соврала: она регулярно работает стилистом в Glamour. Вот пример его съемок для Лизы Боярской и Глюкозы (разместить уже не могу — снесут, а это спорный вопрос).

Не могу сказать, что его работы поражают воображение своей новизной и подбором исключительно удачной одежды. Я бы определил это как — не хуже многих. Но смотреть эти фотосессии не так интересно, как сама Мария, ведь любой стилист может облачить худых красоток в самые модные наряды сезона. Но гораздо сложнее оправдать гордое звание главного редактора женского журнала, учит читательниц быть красивой и стильной.

Читать еще:  Как красиво завязать ремень и бант на поясе-кушаке

Однако мне кажется, что в последнее время Мария (вроде бы) не только похудела, но и стала «лучше» одеваться. Однако за парой удачных релизов неизбежно следуют, мягко говоря, неоднозначные образы. Так что есть еще куда расти! Последние релизы публикую со своего домашнего сайта, чтобы не быть голословным. В обратной хронологии.

26 июня 2014 г

25 июня 2014 г

21 июня 2014 г

11 июня 2014 г

5 июня 2014 г

27 мая 2014 г

PS Пост оказался немного на злободневную тему, но это сделано не специально, он давно находится в черновиках. Решил добавить и выкатить.

Обновлено 10.07.14, 22:17:

Краткая официальная биография

Мария Федорова родилась в 1972 году. В 1995 году окончила факультет промышленного дизайна Московского художественно-дизайнерского института. Строганов.

Свою карьеру в журнале Playboy она начала в должности помощника главного редактора, а затем редактора отдела моды.

Мария Федорова пришла в издательство Mondé Nast в августе 2001 года в качестве редактора моды журнала GQ, а в 2004 году была назначена директором отдела моды GQ.

Маша Федорова работает в журнале Glamour с момента его основания — с 2004 года — директором отдела моды.

Обновлено 10.07.14, 22:21:

И еще немного о Марии от ее коллеги, главного редактора Аллуры:

Блестящая блондинка, блестящая, веселая и громкая: моя коллега из Conde Nast, главный редактор журнала Glamour Маша Федорова. В фото-словаре ее наивную улыбку следовало поместить рядом со словом «харизма». Или «гедонизм». И в том, и в другом Маша все очаровательна. Но чтобы радоваться жизни, нужны еще и силы.

www.spletnik.ru

«Сейчас хорошее время для сотрудничества»: главный редактор — по социальным вопросам в глянцевых журналах. Главные редакторы популярных журналов рассказали, как НКО попадают на страницы журналов и

«Сейчас хорошее время для сотрудничества»: главные редакторы — о социальных темах в глянцевых журналах

Редакторы популярных журналов рассказали о том, как НПО попадают на страницы журналов и почему социальные вопросы уверенно занимают свое место в глянце.

1635084118

Вчера в Центре Благосфера прошла вторая ежегодная конференция Агентства социальной информации и центра «Почему будущее социальной журналистики в России?», Приуроченная к 24-летию агентства.

Медиа-эксперты, журналисты и представители некоммерческих организаций обсудили проблемы и пути развития современной социальной журналистики. На круглом столе «Социальная тема в глянце: как неформат становится форматом» редакторы популярных глянцевых журналов рассказали, почему социальная тема все чаще появляется на страницах их журналов, как рассказать о благотворительном фонде, чтобы заинтересовать издатель и как глянец «вплетает» социальные аргументы в свои материалы.

Почему глянцевые журналы пишут на социальные темы

Традиционно читатели воспринимают глянцевые журналы как развлечение, но в последнее время все чаще на страницах глянцевых изданий появляются материалы на социальные темы. По мнению редактора журнала Vogue Марии Федоровой, это связано с тем, что глянцевые журналы стремятся освещать все сферы жизни человека, в том числе социальные.

По словам главного редактора журнала Glamour Ильяны Эрднеевой, главная задача глянца — замечать тенденции современности и донести их до читателя.

«Глянец отражает основные тенденции современности, и если благодаря усилиям благотворительных фондов, некоммерческих организаций, волонтеров благотворительность стала частью жизни, мы не можем игнорировать это», — отметила Эрднеева.

1635084119Ильяна Эрднеева, главный редактор журнала Glamour. Фото: Вадим Кантор / АСИ

Известные люди, например, модель Наталья Водянова, играют значительную роль в освещении важных социальных тем. В 2004 году он основал фонд «Обнаженные сердца», который помогает детям в России и других странах. Благодаря рекламе Водяновой тысячи читателей глянцевых изданий узнали о проблемах, которые существуют в этой сфере. По словам Федоровой, все, что Водянова делает в сфере благотворительности, она не обходится без помощи модной индустрии.

Кроме того, все больше и больше людей думают о личной ответственности, многим нужно помогать другим, и поэтому, по словам Ильяны, сейчас лучшее время для партнерства с благотворительными и волонтерскими организациями.

Как глянец пишет о благотворительности, и выгодно ли это

Любое издательство — это, прежде всего, коммерческое предприятие, ориентированное не на получение прибыли. Реклама является основным источником дохода печатного журнала, поэтому форматы презентации во многом определяются пожеланиями рекламодателей.

«Позвольте мне открыть вам секрет: рекламодатели не хотят быть на одной странице с жесткой социальной сетью, и это важно понять и принять это. Это то, что сейчас нельзя изменить, это реальность », — сказала Ильяна Эрднеева.

Главный редактор журнала Tatler Ксения Соловьева отмечает: «Несмотря на наличие определенной структуры, Tatler — журнал о людях, а благотворительность — важная часть жизни героев журнала, поэтому социальную тематику нельзя не учитывать.

1635084120Ксения Соловьева, главный редактор журнала Tatler. Фото: Вадим Кантор / АСИ

Иногда социальная тема — это возможность привлечь на страницы журнала известного актера. По словам Марии Федоровой, есть представители СМИ, которые дают интервью только в том случае, если тема разговора связана с их благотворительными проектами.

«Чувство пользы, а не просто развлечения — это для нас определенное преимущество», — поделилась Федорова.

Ильяна Эрднеева рассказала, что журнал Glamour воплощает благотворительную тематику в классических глянцевых материалах.

«Если мы делаем танцевальный материал, мы ищем хороших танцоров на инвалидных колясках и пытаемся подойти к одной и той же теме с разных сторон. Если мы создадим календарь, в котором будем рассказывать нашим читателям, как подготовиться к Новому году, то 1 декабря рекомендуем сходить к косметологу, а 2 декабря — купить крем для лица, прибыль от продажи которого будет пойти, например, в фонд «Галчонок», — поделилась Ильяна.

По словам Эрднеевой, Glamour подходит к благотворительной тематике без лишних подписей. Издатели понимают, что благотворительность может быть развлечением, и с помощью этого развлечения они пытаются сформировать привычки читателей и свои собственные.

«Десять лет назад мы с одноклассниками не имели привычки помогать. Сейчас другое время. Я, наверное, не знаю ни одного человека в моем окружении, у которого не было бы подписки на Такие Дела », — сказала Ильяна.

Как НКО попасть на страницы глянцевого журнала

Аудитория глянцевого журнала насчитывает сотни тысяч читателей, а сотрудничество с популярными изданиями — отличная возможность для некоммерческих организаций заявить о себе новой аудитории. Прежде всего, важно обратиться в редакцию с четкой идеей и готовой концепцией материала: главный редактор не может все придумать для НКО.

«Будьте более практичными, циничными и профессиональными. Фонд можно продать так же, как новую коллекцию сумок. Подумайте, с чем может зацепиться репортер. Если у вас есть история, продайте ее мне. Не только: «Вот и мы — дно». Дайте мне что-нибудь », — подчеркнула Мария Федорова.

1635084121Мария Федорова, главный редактор журнала Vogue, и Елена Темичева, директор по коммуникациям и стратегическому развитию центра «Благосфера». Фото: Вадим Кантор / АСИ

Также Мария рекомендует писать в редакцию скучные письма, которые привлекают внимание и не теряются в потоке информации. Если главный редактор не отвечает, вы можете написать руководителю отдела или помощнику редакции — все сотрудники работают в тесном контакте. Все почтовые адреса и телефоны можно найти на сайтах издательств.

Работа над печатным изданием имеет свои особенности. Редакция постоянно движется вперед: в середине октября выходит декабрьский номер. По словам Ильяны Эрднеевой, с идеей материала необходимо прийти в редакцию через два-три месяца: это поможет подготовить качественный материал, расскажет важные социальные темы и вызовет интерес публики.

Смотреть видео

Подпишитесь на канал ASI в Яндекс.Дзен.

Оцените статью
Femi.style