Противоположности притягиваются: 4 пары абсолютно разных знаков Зодиака

Рыбы + Дева Рыбы откровенно эмоциональны, а Девы предпочитают сохранять спокойствие. Вот почему Рыбы могут научить Деву чувствовать себя более комфортно с

Противоположности притягиваются: 4 пары абсолютно разных знаков Зодиака

Рыбы откровенно эмоциональны, а Девы предпочитают сохранять спокойствие. Вот почему Рыбы могут научить Деву чувствовать себя более комфортно с обычно подавляемыми эмоциями. Рыбы способствуют эмоциональной стабильности Девы, поскольку они одни из лучших слушателей всех знаков зодиака. Они спокойно говорят о неприятных вещах, особенно с самыми близкими им людьми.

Как известно, Рыбы так же практичны, как и Дева. Девы целеустремленны и планируют, в то время как Девы нерешительны, немного дезорганизованы и предпочитают плыть по течению. Девы умеют научить партнера воплощать мечты в реальность. Они поддержат желание Рыб добиваться того, чего хотят, и выберут близкий им карьерный путь, не считая всех бесконечных плюсов и минусов. По большей части этот стратегический земной знак и скромный водный знак отлично сочетаются, сочетая в себе сильные стороны эмоционального интеллекта с готовыми планами на самые тяжелые дни.

Овен + Весы

Весы — миротворец, а Овен говорит правду в лицо. Вот почему Весы способны научить Овна сначала думать, а потом говорить, ведь излишняя непосредственность иногда ставит человека в невыгодное положение. Весы восхищаются бесстрашным подходом Овна к жизни. Они гордятся амбициями, смелостью и стремлением к лучшему этого огненного знака. Но даже они сами не сдадутся, если что-то сочтут несправедливым. Вот почему Овен видит в Весах идеального партнера, потому что они оба отстаивают то, что считают правильным.

Овен учит Весов, как правильно расставлять приоритеты, особенно когда речь идет о важных решениях в жизни. По большей части этот свирепый огненный знак и популярный воздушный знак образуют сплоченную команду, которая сочетает в себе силы справедливости и отваги, чтобы сделать их хорошими родителями.

Козерог + Рак

Тяжелый кропотливый обдув. Козероги — известные трудоголики, а Раки находят отклик в их эмоциях, где бы они ни появлялись. Подобно Рыбам и Деве, это совпадение воды и земли также станет продуктивным, поскольку водный знак хочет, чтобы партнер взял на себя инициативу.

Козерог и Лев — одна из самых противоположных пар зодиака. Они оба ценят важность трудовой этики, практичности и понимания простых вещей. Раки — самая приятная пара для Козерогов. Они являются лучшим признаком воды, способной сломать оболочку незащищенности партнера. Раки всегда доверяют защитнику, мотиватору и другу Козерога, который всегда будет их защищать. Козерогов очаровывает эмоциональная открытость Рака и их способность создать безопасное место для выражения глубоких и истинных чувств.

Телец + Скорпион

Самая яркая пара Зодиака. Они учат любить, превосходящую наши способности. Они известны своей сильной энергией, принципом «все или ничего» и тем фактом, что у них меньше всего шансов разлучиться. Когда дело касается работы, Телец тверды. Им нравится дружить с небольшой группой людей, и вы легко узнаете у них пару уловок. Скорпион — единственный водный знак, который восхищается концепцией силы. Это основные крутые парни, те, у кого есть смелость охватить каждую эмоцию в себе, и те, кто, скорее всего, будет владеть мотоциклом.

Этот знак земли и могучий водный знак составят удивительную команду. Подобно Козерогу и Раку, они следуют трудовой этике, поскольку их главная цель в жизни — получить максимально стабильную работу. В отличие от других пар, они ставят во главу угла личную жизнь, так как днем ​​они настолько заняты, что в конце просто хотят уйти. Эти двое наиболее связаны между собой: Телец — один из земных знаков, который может предоставить Скорпиону безопасное пространство для выражения своих самых глубоких и искренних эмоций.

В целом, Телец и Скорпион — очень крепкая пара. Они трудолюбивы, движимы работой и семейной жизнью и любят друг друга как можно больше.

Мы поговорили с психологами и психиатрами о том, почему одни люди слишком беспокоятся обо всем, а других не беспокоят даже серьезные проблемы, почему тревога и панические атаки — частые спутники перфекционистов, а депрессия равнодушна к людям, как они образованы и могут сменить роль в течение жизни

«Помогите научить их жить правильно»

Ситуация, когда на работе человек требует себя и своих сотрудников, стремится к идеалу, а в личной жизни с ним легко ужиться, по мнению психологов, встречается редко. Чаще всего проблемы распространяются на семью и межличностные отношения. Михаил Гордеев говорит, что этим людям сложно создать пару и содержать семью.

«Для них понятие« построение семьи »означает не создание, а тренировку, адаптацию к себе. И до определенного момента страдает партнер, потому что вначале — период букета, любви, эмоций, детей родился, а потом сил больше нет.

Перфекционисты с большей вероятностью обратятся к психотерапевту, чем флегматики или люди, которые умалчивают о своем успехе в борьбе с повышенной тревожностью, паническими атаками и зависимостями.

«Панические атаки — следствие перегрузки нервной системы, — поясняет психолог Михаил Хорс. «Зависимость — это следствие избегания реальности, в которой человек испытывает постоянную боль. В то же время он не считает, что его перфекционизм — это проблема. И задача психолога — показать ему причину. К сожалению, современные подходы многих моих коллег приходится работать с последствиями, которые устранены из таблеток, с самими антидепрессантами. И они никак не повлияют на перфекционизм, они влияют на симптом, а не на источник боли. И через некоторое время проблемы вернусь».

1635079186

Культ успеха и идея бесконечности возможностей, которые активно продвигают известные тренеры, усиливают тревогу перфекционистов, считает психолог.

«Например, Тони Роббинс и многие его коллеги учат, что для возможностей нет никаких препятствий. Я не согласен с этим, у каждого человека есть пределы. Да, мы стараемся, мы делаем все возможное, мы работаем, но я хочу напомнить вам, что не все в жизни зависит от нас и бывает, что препятствие в нас самих — страхи, комплексы, незнание чего-либо — тоже останавливает нас. Более половины европейского населения употребляет антидепрессанты, потому что они так накачаны, что могут все они должны улыбаться, быть вечно счастливыми, энергичными, успешными и живыми людьми. Люди не могут быть вечно счастливыми. Современный и популярный подход к тому, что человек не может находиться в отрицательных состояниях, приводит к тому, что он их себе запрещает, противоречит его суть».

В ходе терапии перфекционисты учатся спокойно относиться к недостаткам других, мириться с тем фактом, что мир работает не так, как они хотят, что люди могут причинять боль, совершать ошибки, вести себя плохо, что они имеют право на убеждения, которые отличаются от того, что они хотят. Собственные убеждения.

1635079187

«Никогда не следует говорить этим пациентам, что они неправы. Для них это катастрофа», — говорит Гордеев, в нужное время и т.д. Говоря о цене, которую он платит за свое идеалистическое отношение к жизни. Когда дело доходит до проблем в отношениях, я сразу же прошу пациента указать цифры давления, и я не помню, чтобы они когда-либо были нормальными. И человек начинает это понимать. Мы учим спокойно относиться к другому мнению, если оно несовершенно, делегировать полномочия, если мы говорим о команде, мы учим ценить преимущества другого».

Читать онлайн Противоположности привлекают — Елена Рейн в форматах epub, fb2, pdf, txt, скачать бесплатно, рецензии, аннотации.

Читать онлайн Противоположности притягиваются бесплатно

1635079189

Я стоял на балконе и курил, наблюдая за ночным Бердском. Холодный ноябрьский воздух бодрил, обливая свежестью тело, согретое после бурного секса с шикарной куклой. Я люблю холод, и теперь мне это нужно, зная, что в ближайшее время я услышу жалобы, просьбы, а затем и проклятия от рассерженной девушки, с которой я переспал пару раз. Или больше? Я не помнил и не хотел вспоминать, потому что не считал это необходимым или важным. Изначально она сказала Веронике, что мы занимаемся только сексом, но сегодня я понял, что она этого не понимает, считая, что у нас какие-то отношения. Идиот. И каждый раз одно и то же раздражает.

Я сделал последнюю затяжку и затушил окурок в хрустальной пепельнице, которую девушка купила бы специально для моих визитов. Какого черта она получила, если сама не курит и, видимо, не разрешает другим? Подарок? Мне все равно… Я даже не думал, что она мне нужна здесь. Соседи точно не обиделись бы на пепел, если учесть ветер, то никто не заметит.

— Айсберг, ты рано? Твоя девушка скучала по тебе », — раздался томный голос девушки, которая хотела продолжить банкет.

Но . не судьба. Прилетела, родная. Я занят. Встретьтесь с друзьями в баре и, возможно, немного поспите. Я наконец отдохну, иначе полиция скоро остановит меня, увидев, что мои глаза потускнели от бессонницы, приняв меня за обкуренного наркомана. К сожалению, я знаю это по личному опыту. Но все закончилось хорошо. Звонок другу, и они с улыбкой пропустили меня, мать про себя в последних словах. Не беда, у меня нет времени на анализ алкоголя, поэтому я быстро избавляюсь от лишних процедур.

Подышав чистым воздухом, я открыла балкон и подошла к своим вещам. На мне черные кожаные штаны, а остальное где это? Затем он оглядел комнату, глядя на красивую девушку с нежной оливковой кожей, эротично растягивающуюся на кровати. Брюнетка, несомненно, шикарная, нравятся ее формы, но ей этого не хотелось. Поел, так сказать, пора и честь узнать.

На кресле молочного цвета с непонятным рельефным рисунком нашли черную футболку, быстро ее одели, протащили дальше по коридору, внимательно осматриваясь. Да, встряска была, не помню, где я разделась.

— Дорогой, а ты куда? Я подумала, что было бы неплохо продолжить… »- крикнула девушка, вскакивая с кровати, очевидно, чтобы остановить меня.

Слова разозлили меня, ну что, черт возьми, навязать так и начать предложение со слова «любимый», испаряя мгновенное желание? О, я нашла куртку на полу в холле. Он протер пальто и немедленно надел его.

Девушка уже стояла впереди с красными кружевными лоскутками, почти не скрывая своего красивого тела, и смотрела на меня. Вероника была сердита, что было видно по ее лицу. Решил уточнить свои действия:

— Стой, Айсберг. Оставаться. Ждать. Вы хотите, чтобы я доставил вам удовольствие? — ласково предложил он, выпячивая упругую грудь.

— У тебя уже есть, дорогая. Спасибо, — Буркул, на мне кожаные кроссовки. Я все еще надеялся, что истерии не будет.

— Подожди, я могу заставить тебя умолять меня не останавливать. Я такая плохая и способная девочка!

«Мне все равно», — грубо рявкнул я, снисходительно глядя на нее, ожидая новых преследований. Я, блять, снова хочу курить.

— Хм, может завтра куда-нибудь поедем? она пела тихо, игнорируя мои слова.

Он надел ботинки и остановился у двери. Он поймал фальшивый ангельский взгляд Вероники и лениво сказал:

— Нет. Я больше не приду. Удачи.

«Я не понимаю», — слегка возмутилась она, пытаясь сдержать ярость в себе, что у нее хорошо получилось. Однако, видимо, она, как и я, привыкла к этим играм.

— Что не ясно? Трахнул и хорошо. Теперь мы идем разными путями.

— Постой, а я тебя люблю! — изумилась она, видимо полагая, что от этих слов я должен подлететь к ней и протянуть ей руку и сердце. Это будет стоить. Я даже не шучу над такими глупостями.

«Сочувствие», — отрезал я, поднимая шлем.

Вероника с удивлением посмотрела на меня и открыла рот, настолько способно и умело, что на секунду я подумал о продолжении, но я отказался от этого варианта. Он прищурился и зашипел, постепенно повышая голос:

— Сволочь! Зверь! Да, я… Да, батюшка, он тебя заживо похоронит, ты сам поползешь ко мне!

— Вряд ли. Удачи! — я улыбнулся и, открыв дверь, быстро спустился по лестнице, не дожидаясь лифта.

Он что-то кричал позади меня, но я старался не принимать это на свой счет. Так вот почему всегда это дерьмо? Но перед первым сексом я всегда все обсуждаю, чтобы уберечь себя и своего партнера от лишних эмоций, но нет. И что интересно — я всегда веду себя как сволочь, но видно, что это привлекает. Плевать .. Завтра найду другую.

Как только он вышел на улицу из богатого дома, он надел шлем и сел на велосипед, как вдруг захлопнулась дверь ближайшего подъезда. Из нее вылетела маленькая красивая блондинка в лиловой куртке, принюхиваясь и вытирая лицо руками, скорее всего, плача. Он явно убегал от кого-то, спешил на остановку.

Не знаю почему, я включил байк и подошел к ней. Он перекрыл дорогу и, повернув ключ зажигания, пристально недоуменно уставился на хрупкую красавицу, а потом прямо спросил:

Девушка отчаянно покачала головой в разные стороны, отступая. Трахни себя. Я такой страшный?

— Может, в доме подкинет? — он попробовал еще раз, не желая оставлять ее здесь.

«Нет», — прошептала она, глядя огромными голубыми глазами, так что у меня возникло дикое желание беззвучно схватить это милое создание и увести ее от меня. — Оставь меня, пожалуйста.

Эти слова горели гневом в моей груди. Да к черту плачь и гуляй! Он молчал, а парень обошел мой велосипед и побежал к остановке. Но не дойдя до нее, он увидел такси и махнул рукой. Машина сразу остановилась, и девушка быстро села, даже не оглядываясь.

Он с сожалением поджал губы, надеясь снова встретить эту девушку, тогда я обязательно буду вести себя по-другому. Я услышал, как хлопнула дверь, и из того же входа выбежал полуобнаженный мальчик, глядя в сторону автобусной остановки. Видно красивый ангел плакал из-за этого засранца. Появилась бешеная ярость, хотелось дать девушке обидчику по лицу успокоиться. Прихоть.

Увидев меня, мужчина стал приближаться. Она хищно посмотрела на него, давая понять, что риск не стоит того. Он нахмурился и остановился. Я победил свое желание драться, включил байк и уехал. Пусть разбираются.

Настроение упало, и желание сидеть за стойкой пропало. Прокатитесь по городу и за его пределами по главной трассе, наслаждаясь адреналином безумного рывка с ветром. Несравненное ощущение. Вы не можете объяснить, вы не можете забыть. Вы потеряны для всех, вы растворяетесь в жажде скорости, вы полностью сосредотачиваетесь на дороге. Вы становитесь единым целым со своим зверем, разделяя душу и жизнь. Не прощает ошибок, жесток, даже беспощаден, но честен во всем. Безумное вождение всегда будоражит мою кровь и вызывает бешеные эмоции.

Я пошел домой в свою недавно купленную небольшую квартиру с двумя спальнями и пошел принять душ. Не вытираясь, она обернула бедра полотенцем и вышла на балкон, схватив с полки сигареты и зажигалку. Я курил, чувствуя холодные течения ветра, наслаждаясь этим ощущением.

Я смотрел в темноту ночи, а не на звезду сегодня. Очень жаль. Звездное небо обычно напоминало мне мою семью, не знаю почему. Я бы не сказал, что скучаю по ним, потому что они трагически ушли из моей жизни, когда я был мальчиком, и я никогда не чувствовал тепла и заботы родителей, но, тем не менее, я всегда думаю о них, сожалея, что жизнь такая хрень вещь. Дед, конечно, воспитывал, но ему было сложно, потому что я рос плохим и воинственным ребенком. Угрозы и наказания не подействовали. Меня интересовали только спорт, техника и девушки. И только когда я понял, что мне нужно что-то изменить в своей жизни, чтобы не опускаться на дно, я принял решение. Я ни разу не ломалась, под кого-то подстраивалась. Нет, я всегда был в ярости, плюнул на всех. Те, кому это не нравится, — их проблемы.

Уже в постели, прежде чем потерять сознание, я подумал о девушке с голубыми глазами, которая смотрела на меня враждебно. Интересный человек, несомненно добрый и невинный, который всегда отталкивал меня, заставлял держаться подальше от таких святых. Какого черта она сдалась? Меня не интересует комфорт ангельски правильных девушек с огромными требованиями к моей личной свободе, хотя, детка, моя идея определенно ужаснула бы меня. Он недовольно заламывал руки, сгибал пальцы и через некоторое время заснул.

ГЛАВА 2

Трясущимися руками он снял куртку, пытаясь успокоиться. Дурак, зачем ты ушел? Я не хотел, пошел против себя, а потом что-то в этом роде… Я знал, что Захар бабник и мерзавец, но видеть его с двумя девушками было противно и противно, потому что через две недели я бы вышла за него замуж. Не из любви, конечно, а по приказу отца, к своему делу, а это в первую очередь.

Мы никогда не понимали друг друга, как бы я ни старался улучшить наши отношения, даже в детстве, когда мы все еще жили с моей мамой. Отец не любит никого, кроме себя и своего дела. Даже если нет, теперь Мэри в его сердце. Высокая и великолепная блондинка, которая забрала моего отца от моей мамы, заботясь о ней в качестве медсестры. Коварная хищница, которая прикидывается добрым ангелом-хранителем перед моим родителем и всеми, кто, по ее мнению, достоин этого, исходя из размера своего состояния.

Моя мама, Ройф Зинаида Витальевна, к моему большому сожалению, сейчас не живет с нами и даже в нашей стране. Он в Англии уже третий год, в дорогой клинике. Диагноз: рак головного мозга. Зинаида сначала сопротивлялась, потом чахнет и начинает отдаляться от всех, не веря в свое выздоровление. Наши телефонные звонки, в которых он постоянно здоровался со мной, естественно обсуждая смерть, происходили все реже и реже.

Поговорив с мамой, я заперся в комнате и заплакал, надеясь, что этого не произойдет и она выздоровеет. Трудно было слышать прощальные слова каждый день, но мне нужен был ее голос, ее слова, ее нежная ласка и любовь даже на расстоянии. Раньше мы были очень близки, но теперь .. он не хочет никого видеть, он отказывается от моих звонков, и я уже больше года разговариваю с персоналом, чтобы убедиться, что из-за своего состояния он чувствует себя хорошо, но не хочет разговаривать. Вы не можете передать, как это больно, когда любимый человек даже не хочет вас слышать. Такое маленькое и недоступное количество.

Я чувствовал себя бесполезным, но понимал, что это было только из-за болезни, потому что это было не в его природе. Полгода назад я не выдержал и, купив билет на самолет, решил подкрасться к ней. Посетите его, посмотрите хотя бы на мгновение. Отец, Ройф Сергей Сергеевич, запретил мне уезжать, и меня сняли с самолета. Я помню этот стыд, непонимание и негодование, но ему было все равно. Он утверждал, что если я попытаюсь сделать это снова, он перестанет оплачивать свое дорогостоящее лечение. К моей истерии, она сказала, что я должен уважать желания моей больной матери и не быть эгоистичным.

А потом выяснилось, что его влиятельный партнер по бизнесу Евгений Вигорский, с которым он недавно начал работать, решил, что его сын должен быть семьянином, а я идеально подходил на роль жены. Отец, конечно, согласился, и вот уже полгода все решено, а теперь пора представиться, чтобы мы друг к другу привыкли. В ответ на мой отказ отец начал открыто шантажировать меня, обращаясь с моей матерью. Раньше он относился ко мне более мягко, напоминая мне о своей доброте, но теперь он поступает так категорично и без вариантов. Моя гордость и мои желания в обмен на жизнь моей матери. Жестоко, но эффективно.

Что сказать, в тот период я ​​ненавидел его больше, чем когда-либо, всей душой, чувствуя себя насильным пленником. Я вообще не слышал голоса мамы, видел только счета за ее лечение, инструкции и просьбы. И вот, две недели спустя, моя свадьба.

Что я могу сказать, мой жених Захар — эгоист, один из сегодняшних избалованных молодых людей, живущих в большом количестве. С первого раза не понравилось, хотя внешне мужчина очень симпатичный и неплохо выглядит. Но его презрение, его презрение, даже его ненависть к тем, кто не так богат, отталкивают меня от него, как чума. Я пыталась пройти через себя, пытаясь быть послушной дочерью, чтобы мой отец не переставал платить, но с каждым днем ​​становилось все труднее и труднее. Внутри меня раздирали одиночество, обида и непонимание.

И вот, я наивно решила устроить жениху сюрприз и искренне поболтать. Я надеялся, что он меня поймет и мы начнем общаться по-другому. Я верил в добро и человеческое в нем, скрытое внутри, что сделает нашу совместную жизнь возможной. Глупо рассудил, что если поговорим, то станем ближе. Но нет, если человек ведет себя высокомерно, трусливо и даже жестоко по отношению к другим, его душа черная и гнилая. А я наивно мечтала просить помощи поехать к маме. Думаю . тупой дурак.

Увидев меня, Захар даже не смутился и предложил войти, а своих «девушек» попросил зайти в комнату и подождать его. Моему удивлению, недоверию, ужасу не было предела, к которому она просто улыбнулась и посоветовала привыкнуть. Понимаете, после женитьбы только моя жизнь кардинально изменится для его удобства и пользы, и он продолжит вести «нормальный» образ жизни.

Давно не хватало. Он выбежал со слезами на глазах, не зная, что делать. Я даже не помню, как попал домой. Но, войдя в дверь нашего двухэтажного коттеджа, он сказал мне, что делать. Пусть папа говорит, что хочет, но мне этого достаточно. Я у дедушки попрошу денег у отца. Ройф Сергей Иннокентьевич — жадный и жадный старик, но ради мамы я постараюсь с ним разобраться, потому что все не может быть так плохо.

Он снял куртку в огромной гардеробной и направился к белоснежной мраморной лестнице. Внезапно загорелся свет, и я увидел, что отец сердито смотрит на меня. Высокий худой светловолосый мужчина был одет в черные брюки и белоснежную рубашку, видимо, только что прибывший с какого-то недавнего события. Если Мэри нет, значит, она меня ждала и уже встала. Что ж, Захар позвонил и рассказал о нашей встрече по-своему. Хорошо, зачем откладывать разговор на завтра? Сегодня и сейчас.

Он уверенно посмотрел отцу в глаза и прямо сказал:

Сергей Сергеевич обмерил меня презрительным взглядом и, открыв рот, тотчас закрыл его. Она застыла, совершенно не ожидая такой реакции, удивленная странным поведением отца. Но потом я услышал:

— Я забочусь о твоей маме! А ты неблагодарная эгоистичная фигня!

Вдруг она шагнула к нему и, стараясь не вскрикнуть от негодования, хриплым голосом прошептала:

— Это ты виноват, что она замкнулась в себе и стала тенью. Он разрушил ее надежды и ее любовь, жестоко обманув ее с няней, а затем избавился от этого, как будто это было бесполезно, чтобы не мешать вашим прекрасным отношениям с Марией.

Я видел, что он хотел качнуться, что иногда случается во время наших споров, но теперь мой отец не впадал в свою обычную подлость. Почему так случилось?

— Я не избавился от этого! — прошипел он. — Я дал вам деньги и огромную квартиру.

Меня трясло, вспоминая состояние моей матери после того, как она нашла их вместе в гостиной, а мой отец, как ни в чем не бывало, оделся и объявил, что больше не намерен жить с больной и слабой женщиной. Эти слова она часто повторяла вечером, сидя на стуле на лоджии, не веря в случившееся. Зинаида очень любила его, даже после того, что он сделал, и надеялась, что он передумает.

— Зачем ей она нужна, когда мама тяжело больна и хотела твоей любви и заботы, а ты убивал ее, забирая новую жизнь!

— Я мужчина! — плюнул Сергей Сергеевич, сжав кулаки.

Я не слушал, я повернулся и поднялся по лестнице. Все в моей душе кипело, находясь в процессе взрыва. А потом .. он застыл на месте и пробормотал:

— Я никогда не смогу тебе этого простить.

Позади меня раздалось непристойное восклицание и громкий крик:

«Мне не нужно твое прощение. Я любил Зину, но ничто не вечно.

Он медленно повернулся и спокойно задал вопрос, который всегда преследовал меня, как только начинал расти:

— Тебе, наверное, «да» разок, а мне — никогда. Почему?

На секунду в его глазах вспыхнули гнев и ярость, но потом они исчезли, и его отец, успокоившись, улыбнулся и соизволил ответить:

«Вы стали для меня огромным разочарованием. Во всем. Я не хотел такую ​​дочь. И даже сейчас ты уходишь, зная, что у меня будут проблемы, если ты не выйдешь замуж за Захара.

Возмущение захлестнуло меня дикими необузданными волнами, но я решил быть выше истерики. Он внимательно посмотрел на отца и гордо сказал:

— Почему я тебя подводлю? Что я сделал не так? Я всегда учился ориентировочно, золотая медаль, теперь собираюсь окончить школу с честью. Соревнования, олимпиада и я помогу вам в предприятии. Что случилось?

Мужчина фыркнул, чему-то улыбаясь, а потом посмотрел куда-то в сторону, а потом на меня, улыбаясь:

— Чем вы помогаете? Встречаете гостей и развлекаете? Жалкий пост даже для самой тупой курицы.

«Но не давайте мне еще один, даже если ваш экономист имеет технический опыт и очень некомпетентен в некоторых вещах, а я…

— Достаточно! — резко рявкнул отец. — все еще недостаточно от ребенка, чтобы что-то слышать. Если Виола работает, то меня это устраивает. И ты . и ты .. Я тебе не доверяю!

— Нечего ковырять там, где тебя не просят.

— Что, есть что скрывать? — тихо спросила я, мысленно поставив галочку, чтобы хоть как-то посмотреть финансовые документы на его работу, когда девушки оставляют их на столах, что бывает очень часто.

Мой отец потемнел от глаз, передавая столько ненависти и гнева, что, если бы вы к этому не привыкли, вы могли бы улететь от такого негатива. Но я привык, мой отец никогда не отличался от меня.

— Ты много говоришь, девочка. И . как ты собираешься получить деньги? — спросил он, приподняв левую бровь.

«Я спрошу у деда», — спокойно сказал я. — Я считаю, что продать дочь не так жестоко, как ты.

Отец рассмеялся пронзительным, неприятным смехом, от которого ему стало не по себе. В тот момент я изменил свое мнение: что мой дедушка поддерживает его, и все знают о нашем конфликте с моим отцом, и что мне больше никто не поможет. Худшие и самые ужасные мысли, режущие живые. Но Сергей Сергеевич, успокоившись, с интересом посмотрел на меня и предложил:

— Ну, дерзай. Мой отец, даже я, мой сын, ничего не дали, чтобы я снова встал на ноги в деловом мире. А ты .. ты… Попробуй, мне тоже интересно, что тебе старик ответит.

Сказав это, он повернулся и направился в офис, а я продолжал стоять, чувствуя на себе липкую, неприятную паутину его слов. Но тут Сергей Сергеевич резко остановился и вынул:

Читать еще:  Как помириться c парнем после ссоры? Какие нюансы учитывать

«Милана, если вы не дадите мне положительный ответ завтра вечером, я закрою ваши счета, а также забаню вас на всех счетах по уходу за вашей матерью. И делай, что хочешь. Мне все равно.

Бросив ругательства мне в лицо, он продолжил свой путь, и я села на ступеньку лестницы, ничего не видя перед собой. Слезы хлынули, несмотря на мои вечные обещания и извинения, к которым я привык и никогда больше не буду плакать. Но нет, почему-то так невыносимо больно, что невозможно дышать.

Завтра утром я пойду к деду и поговорю с ним. Обязательно. А пока .. я пойду спать. У меня сегодня просто ужасный вечер. Посмотрев на часы, я пришел в ужас от времени. Три часа ночи.

Он встал и молча поднялся по мраморной лестнице, а затем по коридору в свою комнату. Через полчаса я лежал в постели, держа в руках рамку с фотографией моей матери. Она такая жизнерадостная, лучезарная, в бездонных голубых глазах огромная радость. Медленно она провела пальцем по своим длинным светлым волосам и нежной, нежной улыбке. Я старалась не думать о причинах и последствиях, я просто вспомнила, снова почувствовала себя любимой и нужной девушкой моей мамы.

ГЛАВА 3

Ройф Сергей Иннокентьевич сидел в черном кресле и, недовольно щурясь, смотрел на меня. Дед был человеком очень сложной натуры, даже неприятного и сварливого, что, несомненно, отразилось на его манере общения. В частности, он не терпел неуважения к себе в любой форме, ведущего к паранойе. Его считали жестким директором-диктатором, он был бездушным отцом и жестоким мужем по отношению ко второй жене. Раньше все было по-другому, когда была жива бабушка, насколько я знаю из рассказов тети Марины, которая живет в Германии и даже не поддерживает с ним простых «привет». Но я не утверждаю, потому что Федора Егоровна покинула наш мир, когда мне было три года, а тетя Марина очень обиделась на отца по неизвестным никому причинам и никогда не отзывалась об этом хорошо.

Мужчина был высоким, очень худым и немного сгорбленным при ходьбе. Длинный нос и неприятное косоглазие напомнили мне персонажа из новогоднего мультфильма «Рождественская история», а именно старого и горького мелкого Эбенезера Скруджа. Плохо сказать, но он был очень похож на него как внешне, так и внутренне.

Дедушка молчал уже через пять минут после моего монолога со всеми подробностями, двигая челюстью в разные стороны, хмурясь, а иногда и ерзая на огромном черном стуле, отчего он выглядел совершенно не к месту, даже смешно.

Что ж, сэр, это означает деньги на лечение? — задумчиво воскликнул он, надувая губы и постукивая пальцами по суставам левой руки.

— М-м-м, а что отказался этот неудачник, мой несчастный сын, понимаете? Ты даже этого не сделал?

— Отказался платить, если через две недели не выйду замуж за Вигорского Захара.

— Мммм, дерьмо, не сын. Нус-ссс, ну… — прошипел Сергей Иннокентьевич, о чем-то задумавшись, а потом продолжил: — Помогу.

Действительно? Ура. Моему счастью не было предела, но довольная улыбка исчезла, когда дедушка заговорил дальше:

— Но! Вы подписываете документы, дающие мне право распоряжаться вашим наследством до момента вступления в брак или наступления крайнего срока.

— Какое наследство? — удивился я, стараясь не звучать узко в таком важном вопросе.

— Конечно, твоя мама. Что еще? Она была богатой женщиной. Об этом позаботился хитрый интриган, его отец, — просветил меня дед.

— Наследство Зинаиды должно было перейти к ней в 21 год или к мужу, как только она найдет достойного человека, одобренного отцом. Но большая часть наследственных денег была депонирована в банке под проценты. Если наследник родил девочку, для нее автоматически создавался новый депозит из общего резерва отложенной суммы, на который переводилась определенная часть денег. Сумма была огромной, и если девочка была одна и с определенного возраста Зинаиды никого не ждали, остаток полностью списывался со счета дочери, добавляя к сумме, которая уже была там. Старик вырезал эту чушь ножницами, чтобы девушки по женской линии не беспокоились о своем будущем, и это было неоспоримым условием наследования.

— Это не шутка? — ахнула я, пытаясь собрать все воедино и принять как должное.

— Ну и шутка. Я похож на шутника? — с сожалением выпалил Ройф.

— Извини, дедушка, сколько там…

— Nus-ss, допустим, вам хватит, — сообщил он мне.

— Я имею в виду, смогу ли я сам оплачивать уход за мамой? — чуть не пискнула я, не веря в свое счастье.

— Да, но в 21 год. А пока вы передадите мне права, которыми теперь обладает ваш отец.

«Подожди», — пробормотала я, пытаясь быстро сообразить. — Но вы сказали, что сумму наследства трогать нельзя, разрешен только процент в банке.

Дед прищурился и, нахмурившись, недовольно хмыкнул, а потом пробормотал:

— Нус-сс, как тебе сказать. Он предусматривает условие для определенной части суммы утвержденных банком инвестиционных вкладов с целью увеличения лимита. В этом случае заключается договор с дочерью и опекуном Зинаиды, и при получении полной суммы наследник добровольно дает процент за свой труд, согласно условиям договора.

Полученной информации было достаточно, чтобы я вздохнул и вкратце оценил текущую ситуацию. Вопрос очень важный. Все ли мое наследство находится в банке или мой отец снял определенную часть, чтобы увеличить сумму? Но разве я не подписал никаких документов ?! Итак . тебе нужно поговорить со своим отцом. Или как-то поднял… Но можно ли убедить банк оплатить лечение, чтобы спасти маму?!

Дедушка снова прищурился и, тяжело вздохнув, сказал:

«У вас не может быть денег, и вы не можете их взять. По условиям наследства эту сумму можно выгодно вложить только в доходные активы с целью увеличения дохода.

— Мой отец теперь заботится о моем наследстве? — прямо спросил я.

— Да, и знаешь, он всегда скучал по поводу денег. Недаром я ему ни цента не дал. Вы знаете, я не люблю проигрывать и отдавать свое имущество посредственным образом.

— Мой отец женился на матери из-за денег? он задал вопрос, обеспокоенный тем, что отец сначала обманул его мать.

— Милан-Милан. Она умная девочка, но глупая и наивная, — снисходительно улыбнулся дедушка.

— Я задал глупый вопрос? После всего…

— Задавайте вопросы о себе. Вы не можете загнать себя в угол! Никто не должен знать, что творится у вас в голове, даже если там только черви и ни капли разума. Будьте умнее. А вы, что бы вы ни думали, присутствовали на ладони.

Он сглотнул и, облизывая пересохшие губы, сказал:

«Опять, Милана», — пробормотал старейшина Ройф, явно устал от меня. — Все вопросы написаны у вас на лице. Если вы не хотите, чтобы вас пожирали такие люди, как я, вам нужно заткнуться и подумать о себе. Не волнуйтесь, я отправляю вам юриста для заключения контракта. А через год я буду брать проценты на добавленную сумму и вычту долг за мать из основного наследства.

Как будто сердце у меня забилось от радости в груди и я, улыбаясь, искренне прошептала:

Дедушка хихикнул, а потом проворчал:

— Давай, давай, а то у меня много работы.

Я кивнул и, повернувшись к двери, вышел, но, сделав несколько шагов, обернулся и спросил:

— А если бы у меня не было материнского наследства, вы бы мне помогли?

Сергей Иннокентьевич внимательно посмотрел на меня и коротко, даже высокомерно сказал:

— Нет. Я не занимаюсь благотворительностью. Никогда!

Сказать, что эти слова меня поразили, значит ничего не сказать. Я, наверное, неосознанно знал его ответ. Ведь от такого жадного и закаленного предпринимателя, как мой дед, было бы странно слышать что-то еще. Я, наверное, передумаю о нем. Мрачный Эбенезер Скрудж, пройдя все испытания, стал добрым и добрым дедушкой даже для незнакомцев, и мой ничем не помогал, зная, что тем самым он подписывает приговор моей матери. Ему подходит персонаж Плюшкина из стихотворения Николая Васильевича Гоголя «Мертвые души». Согласно книге, жадность сделала мужчину подозрительным, сварливым и нелюдимым. Он также запечатлел свои отцовские чувства к детям: он проклинал сына, но не хотел помогать нуждающейся дочери. Сейчас я вижу то же самое у своего дедушки, но не мне его судить. Главное, что поможет с оплатой, а остальное — Бог ему судья.

Он молча закрыл дверь и пошел в университет. Сегодня воскресенье, но все учатся, тренируются на принудительной карантинной неделе. А еще будет репетиция, Ирина Васильевна попросила обязательно прийти и исполнить несколько песен. Я умею петь, и это красиво, но я очень стесняюсь, что является моим недостатком, я очень борюсь с этим, но это плохо кончается.

ГЛАВΑ 4

Я сидела на улице для пар, была в отличном настроении. Я был готов петь с соломинкой. Я посмотрел на часы и понял, что у меня есть 15 минут свободного времени, а потом я пойду в лекционный зал.

Я спустился по лестнице на второй этаж и пошел к выходу, желая подышать свежим воздухом, когда заиграла мелодия на моем сотовом телефоне. Захар. Я не хотел говорить, но зачем мне бежать и прятаться?

Я нажал и коротко ответил:

«Нам нужно поговорить, чтобы больше не огорчать наших родителей», — немедленно сказал мужчина профессиональным тоном.

Родители? Для отца разочарование — это нормально.

«Захар, я не выйду за тебя замуж», — спокойно сказал он, надеясь, что понял.

— Милана, давай, без девичьих прихотей. Поговорим об этом и все решим. Я буду на парковке университета через полчаса. Ждать.

— У меня репетиция, — сразу сообщил, я не потеряю подготовку к спектаклю из-за него.

«Тогда я буду там через два часа», — огорчился он.

«Хорошо», — выдохнул он и сразу же услышал гудки.

Прежде чем он успел сделать несколько шагов, телефон снова зазвонил. Отец. Удивленная, она посмотрела на доску, не веря своим глазам, и, сглотнув, ответила:

— Я близок к твоему университету. Давай поговорим? — Сергей Сергеевич сразу приступил к работе.

Он посмотрел на свои черные ботинки и устало вздохнул:

— Десять минут, больше не надо. У меня тоже нет времени сидеть с тобой, — сказал он почти сердито.

— Кафе рядом с вашим университетом.

«Да, поторопись», — проворчал он и повесил трубку.

Удивленная, она посмотрела на экран мобильного телефона и несколько секунд постояла неподвижно, стоя на дороге. Отвратительное чувство разочарования повисло в моей груди. Хотя с отцом все не иначе.

Как прекрасно было, когда с нами жила мама! С ней я даже не чувствовал гнетущей атмосферы между моим отцом и мной, как сейчас. Это появилось, когда она заболела и наняли медсестру, чтобы за ней ухаживать, а потом .. начался сплошной ужас. Итак, мама всегда старалась сгладить все конфликты своей любовью и добротой, которых мне сейчас так не хватало.

Он глубоко вздохнул и пошел по дорожке к кафе через улицу. Войдя в комнату, выполненную в коричнево-молочных тонах, с круглыми столиками и мягкими уголками, я поискал своего отца. Увидев его в дальнем углу пустого кафе, где почти никого не было, я подумал, что он специально выбрал это место. Без сомнения, для важного разговора.

Она медленно подошла к нему и села напротив. Просто хотел задать вопрос, как подошла официантка и спросила, что мы хотим. Я автоматически заказал шоколадный молочный коктейль, и мой отец рявкнул, что ему ничего не нужно и что им больше не нужно приходить к нам за столиком. Грубый. Кто знает, как он работает с людьми, если не умеет вести себя даже в простом студенческом баре.

— Что ты имеешь в виду? — спросил он, не желая больше тратить время, глядя на ее жалкое лицо.

— В общем, что бы дед вам ни говорил, у вас ничего не получится.

— Что ты имеешь в виду? — Уточняю, сжимая маленькую черную сумочку через плечо.

— Я .. я потратил все твои деньги, — как ни в чем не бывало он сказал, дерзко глядя мне в глаза.

Она в шоке открыла рот, увидев на лице ее озорство и раздражение, и взволнованно прохрипела:

— Это невозможно! Банк не допустит…

— Все возможно, если вы заплатите нужным людям в банках, а мне дали полную сумму вашего наследства три года назад.

«Но .. как ты мог? Вы не имели права! — воскликнул он, не до конца понимая смысл своих слов. Мозг отказывался принимать такую ​​ужасную информацию.

— На что я должен был жить и финансировать убыточный бизнес? Все, что я зарабатывал, бесследно шло на расходы на проживание и зарплату сотрудников отеля. А когда Зина заболела, я увидела выход, попросила у банка денег на лечение, а потом, через год, перевела все на свой счет, чтобы рассчитаться и вернуть долг взамен.

— Произошло? — обиженно прошептала я, прекрасно зная его ответ, если мы здесь сидим.

Ройф Сергей сердито посмотрел на меня, как будто я не имел права задавать такой обиженный вопрос, но он у меня был, так что позвольте мне быть вежливым и ответить.

— Сначала — да, пошла прибыль и начали окупаться затраты на благоустройство отелей, чему я был доволен, но потом… Блин, я тебя поддерживал, а Марии нужны были дорогие безделушки, машина, дачный дом. Вы знаете сколько это стоит? Много денег!

— На мои деньги вы купили недвижимость и ненужные украшения жене? — воскликнул он, не веря, что этот эгоистичный и жадный человек — мой отец. Такое случается?

«Напомню еще раз, что и тебе, кстати, были нужны определенные средства», — отрезал он, прищурившись левым глазом.

— Что это? Одежда и еда? О чем ты говоришь? Это чушь по сравнению с такой суммой…

Отец не дал мне закончить, ударив кулаком по столу и отрывисто объявив:

— Милана, у меня нет времени на твои прихоти. Важная встреча через полчаса.

— У тебя встреча? — чуть не закричал, в ужасе, что он неожиданно упал на меня, как кирпич на голову, а потом продолжил еще резче: — А как ваша совесть позволила мне шантажировать меня?

— Что еще я могу сделать? На данный момент на меня оказали давление кредиторы с просьбой о ссуде, которую я был вынужден взять на строительство новой гостиницы в Санкт-Петербурге.

— Ты нормальный? Какой отель, когда не удалось справиться с тремя !? Они сводят вас с ума, и вы взяли ссуду, чтобы построить новую!

— Мария мечтала открыть отель в любимом городе и, просчитав бизнес-план, я поняла, что это полезная идея…

«Нет, я даже не хочу тебя слышать», — выдохнул он и резко вскочил на ноги, сразу же услышав:

— Садитесь, если хотите, чтобы я продолжал оплачивать вашу маму, потому что, как только мой отец узнал о состоянии вашего банковского счета, он поздоровался с вами и захотел научиться грамотно принимать правильные решения.

Негодование. Горечь. Ненавидеть. Мое сердце истекало кровью из-за предательства моих родственников.

Я сел, когда увидел, что официантка быстро приносит мой молочный коктейль, но мне больше не хотелось этого. Вообще. Хотя нет, но хотелось вылить ее на лицо Сергея Сергеевича, чтобы убрать счастливое ядовитое выражение с его лица. Итак, вам нужно встать на ноги, прислушаться к предложениям моего отца и решить, какие из них будут мне полезны. Другого пути нет. Я не могу так обращаться с акулами.

— Чего ты хочешь? — устало спросил я.

— Выходи замуж за Вигорского, и все получится: я верну тебе наследство полностью, и все будет хорошо.

— Милан, без брака — ничего не будет. Я должен, помимо банка, Евгению Вигорскому, и эта сумма намного больше той, что была на вашем счету.

— Честно говоря, почему я? В чем преимущество Вигорского с моей стороны? — спросил он, желая узнать правду.

Отец заколебался и, глядя куда-то в сторону, замолчал. Он даже стал тревожным из-за своей правды, которую он не хочет мне рассказывать. Тяжело подумал об условиях банка, и я ахнул:

— Вы хотите, чтобы я говорил за вас ?! Все банально и просто. Мой муж будет управлять моим наследством, точнее квотами, учитывая негорючий лимит наследства для девочек.

— Видишь ли, у меня больше нет причин разговаривать с тобой. Вы не только потратили мои деньги, но еще и решили продать меня. Простите, как-нибудь без меня.

— Милана, а где деньги?

Этот вопрос заживо задел меня острым лезвием в живот. Да . загнан в угол… Почему? Что это за жизнь?

Я выглянул в окно, увидел людей, проходящих мимо кафе: одни торопились, другие медленно шли, и я решал очень важный вопрос, на который я знал ответ, но у меня не было сил сказать это вслух. Мама будет жить, а это главное. Как там, в песне: «медведь — влюбляйся», так что, может, я привыкну и приспособлюсь.

Как ужасно были мысли, но вариантов нет. Дед — скупой жестокий тиран, а отец — хитрый и трусливый интриган. Я не хочу думать о мачехе. Но моя мама — единственная, кто заслуживает слов. Следовательно, есть только один ответ.

Она смиренно вздохнула, чувствуя себя жертвенным ягненком, и сказала сухо, стараясь не вскрикнуть от жалости к себе:

— Минимум три года, но если у вас нет с ним детей, вы имеете право на развод.

— Сумма, которая полностью является вашей частью наследства, и все, что вы делаете вместе с мужем, останется за ним, если вы изначально не составите брачный договор, что в вашем случае не получится из-за большой суммы долг. В случае развода вы получаете только квартиру и определенную сумму в месяц.

«Жестоко, но так предсказуемо».

— Условия наследования, содержащиеся в договоре, указаны с целью женщины, выбирающей надежного и верного мужа. Но определенная сумма останется в банке.

— Подведем итоги. Я женюсь, но у меня нет детей в браке, развод, снимаю квартиру и мало обслуживаю.

Она посмотрела на него с состраданием и прошипела:

— А я думаю, почему ты такой добрый? Я отдал квартиру матери, которую потом продал за лечение. Но оказывается, по условиям контракта.

Мужчина не ответил, только презрительно посмотрел на меня, давая понять, что мой анализ и мои рассуждения бесполезны. Да . этого и следовало ожидать.

— Скажите, какая у вас радость, почему вы в долгах?

«Без сомнения», — согласился я и, вставая, мягко сказал: «Хорошо». Я выйду замуж за Захара. Вы можете порадоваться, что продали дочь выгодно и безопасно.

— Ты сам этого хотел. Я предложил тебе выбор, — самодовольно улыбаясь, сказал он.

Я не удержался от честного ответа:

— Выбора не было, и вы это прекрасно знаете.

— Хороший. Не забудьте позвонить Марии, она расскажет о свадьбе и платье, а у меня нет времени », — выпалила она и, бросив на стол какие-то мелкие купюры, выскочила из кафе, а я продолжила стоять, пытаясь справиться с тремором в горле. Наверное, лучше сесть… Ο Я подожду немного .. но сейчас мне действительно нужно убедить себя, что все будет хорошо. В любом случае, попробуй в это поверить.

ГЛАВА 5

В огромной переговорной был живо и весело, участники мероприятия сидели группами зрителей, о чем-то разговаривали, другие пели или танцевали, но Ирина Васильевна кричала громче всех, объявляя номера по фамилии. Я слушал только краем уха, все еще дрожал. Она сидела отдельно от всех, как прокаженная, и надеялась спеть и поскорее уйти. Если бы я не пообещал, я бы давно был в парке. Очень часто я хожу в это красивое расслабляющее место отдыха, чтобы побыть одна и обо всем подумать.

И так . вот уже в сотый раз приходится перебирать всевозможные варианты и способы их решения в текущей ситуации. Но, к сожалению, для меня нет приемлемого и выгодного выхода, как ни крути. Единственное, что необходимо сделать, — это дать письменное обязательство отца, который оплатит все расходы на лечение матери, а затем подтвердить его подлинность.

Тем не менее, мне нужно пойти в банк и выяснить статус моего счета. Проверить не помешает. Но это наверняка повлечет за собой огромное количество проблем, потому что тот, кто дал добро на использование наследства, серьезно рискнул, и если я начну интересоваться, ничего хорошего ему не светит. Потом суд, условия контракта будут оглашены, все счета отца будут заморожены и .. в конце концов .. денег на оплату счетов матери не будет, а это недопустимо. Никто не пойдет в больницу, пока я не найду деньги. У меня нет желания подвергать опасности жизнь матери ради восторжествования справедливости.

Я также рассматривал другие варианты — кредиты, но они тоже не подходят. Отец банкрот и имеет два огромных долга. И если в банке есть все шансы оказаться за решеткой и оставить меня с долгами, потому что даже после продажи имущества и раздела его между кредиторами первой и второй очереди нет возможности получить наличные деньги. Даже незначительные, судя по благодаря предпринимательской жилке своего отца он прожил все три года моего наследства.

И не забываем про другой кредит — Вигорский, в несколько раз больший, чем банковский, и последствия невыплаты или моего отказа ему наверняка будут угрожать смертью, впрочем, как и его матери. Такой человек, как Евгений Борисович, не прощает и не отпускает такие долги. Он поддерживает своего отца, а если я пойду против, то, следовательно: огромных выплат не будет, тем более, что в таких количествах, какие средний гражданин получает в год на среднюю зарплату, не будет.

Ссуду и ссуду на такую ​​нереальную сумму, не работать с отцом с огромной задолженностью невозможно и даже бессмысленно. Кроме основного долга будет изрядный процент, я никогда не смогу их выплатить. Дедушка отказался, и он даже не удосужился сказать это лично, он передал это через сына. И действительно, что я могу сказать ?! Сергей Иннокентьевич сказал мне в своем кабинете, что не занимается благотворительностью и что повторный запрос только разозлит его.

Бесчувственные и жестокие люди, в которых нет ни капли совести и стыда, которые не уважают ничего и никого, кроме собственных эгоистических желаний.

Не думаю об этом, постараюсь успокоиться.

Захар. Подлеца такого мир еще не видел. Как прожить с ним три года? Насчет беременности все ясно: я приму противозачаточные таблетки. Только раз переспать с ним . желания нет и не было. Я пытался как-то сблизиться, чтобы лучше понять друг друга, и теперь, когда они стали козырем, я не могу дождаться. Мы будем мириться с этим три года, а потом .. мы разведемся.

Только в следующем году я заканчиваю университет, и тогда я могу искать работу, что-то придумывать. Я бы с радостью устроился на работу в любом случае, три-четыре раза даже подрабатывал во вторую смену помощником бухгалтера, но постоянное вмешательство отца и «футбол» с работы. Следовательно, это ужасно оскорбительно и несправедливо.

Нет, надо отвлекаться, особенно сейчас, чтобы поговорить. Постараюсь думать о приятном, а то можно сойти с ума. В конце концов, это единственный способ выжить в моей семье за ​​последние несколько лет. Учеба, курсы иностранных языков, плавание и помощь отцу, когда он просит. И он всегда меня спрашивает, но считает меня бесполезной и недееспособной женщиной. У него, как и у деда, больная и неадекватная реакция, если женщина борется за независимость.

Мне позвонили, и я вышел на сцену. Я чувствовал себя ужасно и немного растерялся. Затем я увидел красивую блондинку в синей тунике и черных леггинсах, идущую по проходу, и Леру, высокую брюнетку с короткой стрижкой, одетую в пурпурные бриджи и черный топ. Девушки встали, и музыка тут же прекратилась. Я посмотрел на Ирину Васильевну, жестикулирующую вместе с блондинкой, и когда она удовлетворенно кивнула, она повернулась ко мне и с улыбкой сказала:

— Милан, давай еще? Девочки решили поддержать вас, так что расслабьтесь и порадуйте нас своим красивым голосом.

С приятным удивлением он закусил губу и, повернувшись к ним, мягко сказал:

«Пожалуйста», — радостно закричали они и приготовились танцевать, приняв те же позы.

Песня ушла. Я почти не щипал, чувствуя себя в большей безопасности и счастливее. Я закончил петь и, увидев лицо ее головы, понял, что она очень счастлива.

Он сошел со сцены и, взяв сумку, направился к студенческой парковке. Я огляделась, но машины Захара нигде не было. Сотовый телефон зазвонил, и я ответил на звонок.

— Это Захар. Я опаздываю, так что подожди часок.

«Я не буду», — мгновенно отрезал он, раздраженный ее наглостью.

— Милана, не выпендривайся, если можно — я приду первым. Ты не знаешь, но я помогаю своему отцу с бизнесом, — рявкнул он, и я услышал смех женщины перед тем, как повесить трубку. Ублюдок.

В мою душу с новой силой закралось негодование, что этот хам считает меня обязанным ждать его. Несомненно, он в курсе всей ситуации и уверен, что я не сбегу. Другого способа объяснить его поведение нет. Я повернулся, чтобы пойти в кафе, и почувствовал сильный удар по лбу. Меня сразу бросило на мокрый и грязный асфальт после таяния снега.

Она посмотрела на себя и ужаснулась: ее розовое пальто и высокие черные сапоги были в грязи. Да… Я посмотрел на мужчину, который нокаутировал ее, и узнал в ней блондинку, которая выступала перед танцовщицей в тот день. Он уже был в черных кожаных штанах и куртке, а в руках держал шлем.

Она вскочила и пожала мне руку, бормоча:

«Ничего, прости меня», — ответила она, чувствуя отвращение, периодически принюхиваясь, готовая в любой момент высвободиться и разрыдаться.

— Что ты плачешь? Не плачь, а теперь все просушим… — тут же успокоил он девушку, подумав, что я расстроен из-за одежды, и потащил меня в тот же бар, где я недавно разговаривал с отцом.

Мне стало не по себе, да и желания снова заходить в эту комнату не было. Я пытался сказать незнакомке, что все хорошо и что я все сделаю сам, но ей было все равно. Он подошел ближе, ведя меня, как на лассо.

Как только мы подошли к бару, она позвонила официантке, очевидно, своей знакомой, и объяснила ей всю ситуацию. Из их разговора я понял, что девушку зовут Елена и ее подруга Вера. Горничная отвела нас в ванную и, вынув чистые салфетки, стала помогать Лене чистить мое пальто и сушить кожаную одежду, пока начальник не вызвал работницу.

— Вер, спасибо, — искренне поблагодарила Елена.

— Добро пожаловать! — радостно чирикнула девушка и побежала сервировать столы, а мы продолжили чистить одежду дальше.

Пока Лена растиралась, я начал понимать, что мои нервы в эти дни не на месте. На пределе. И вся обида, разочарование начали давить, что меня просто потрясло.

Читать еще:  5 признаков, что вашим отношениям пришёл конец

— Что с тобой не так? — возмутилась блондинка.

— Как есть, я не крокодил, кусать не буду.

И я хотел рассказать, поделиться, потому что, когда я держал все внутри себя, я сходил с ума от ужаса.

— Да не из-за одежды .. Я не могу прийти в себя после вчерашнего дня. Теперь у меня должен состояться важный разговор, где мне на уши вешают лапшу и унижают, — грустно пробормотал я.

Елена внимательно посмотрела на меня и отрывисто сказала:

— Пойдем по порядку. Насколько я понимаю, твой парень вешает тебе лапшу?

«Да, жених», — прошептала она, прислонившись спиной к стене. — Свадьба через две недели.

— Ночью я осмелился зайти к нему на важную беседу, сделать сюрприз, даже если никогда не сделаю. И он там…

— С женщиной? Он посоветовал.

«С двумя», — сказал я в слезах.

— Так в чем проблема? Бля, вот и все, — вслух высказала свое мнение явно бесстрашная девушка.

Конечно, я согласен с ней, но если бы она знала всю правду . но я не могу говорить об этом с незнакомцами, а зачем никому беспокоить. Я открыл только часть правды:

— Я не могу. Отец сказал моей истерике, что я все равно выйду за него замуж, поскольку у них есть сделка с его отцом. Они создают общее общество…

— Так?! Теперь с этим парнем нужно жить, жить и продавать рога? — возмутилась Елена.

— Что я могу делать? — возмущенно воскликнул он, обращаясь к маленькому, очень грязному окошку. — А сегодня он позвонил и сказал: «Надо поговорить, чтобы больше не расстраивать родителей».

— А ты и он это .. что? — с интересом спросил он.

«Я вижу, еще один ангел», — устало пробормотал он.

— Я позвонил и сказал, что он опоздал .. почти на час… Он и в этом унижает, но я не знаю, что делать.

— А если пошлют к черту? — предложила Елена.

— Отец сразу вышвырнет его из дома, как он вчера сказал. Похоже, мне нужно избавиться от денег, которые она в меня кинула, — сказала она, немного изменив информацию о себе.

— Ой! Сволочь! Извини, я не удержался. Неужели все так серьезно?

— Да, он помешан на моих делах, и у отца Захара отличные контакты. В общем, меня никто не спрашивает.

— Чувствую себя ужасно, полное ничтожество.

— Я тоже не айс. Слушай, давай успокоимся? Давай прокатимся! Для разнообразия позвольте вашему козоходу поцеловать асфальт. А то я привыкла только к унижению.

— А если… — такого предложения я не ожидал, недоумевала.

— А зачем унижает и со всем ладит ?! Вы тоже забываете об этом, и вы увидите, что ваш Захар будет уделять больше внимания.

— Какое внимание? Я терпеть не могу, — честно квакает.

«Ух ты, это свадьба», — выразила она свое мнение. — Как ты будешь жить?

— Перспектива сама по себе пугающая, но всю жизнь вижу, как жили и ссорились мама и папа. И даже сейчас…

— Ага? Не завидую… Ну что ж, тогда пошли?!

— В машине? — невинно спросил я, увидев шлем в его руках, но надежда умирает последней.

— Лучше! — обрадовал он и потащил меня по кафе, а потом по дороге на любимый вид транспорта.

«Не могу», — хрипло сказал я, глядя на такого ужасного колосса. — Я никогда ни на одном не водил.

— Я не сомневался в твоем ответе. Не волнуйтесь, вам понравится! Садись, — удовлетворенно сказала Елена, заводя свой велосипед.

Он вздохнул и неловко сел сзади, одетый во второй шлем, прикрепленный к багажнику и сильно прижатый к ней, надеясь, что она не потеряет меня.

— Убери руки. Есть ручка, держись крепче. Если боишься, то на всю жизнь, — с сожалением прорычала байкерша.

«Угу», — пискнула я, затаив дыхание, крепко сжимая черную кожаную ручку.

Раздалось рычание, и мы двинулись вперед. Я поймал новые эмоции, удивился, что мне это нравится! Но как только мы начали выезжать с университетской стоянки, дорогу преградил белый внедорожник. Сам Захар в одной из своих машин. Не жду его так скоро и не хочу с ним общаться сейчас, когда я так хорошо, возмущенно и протестантно пищал.

Мужчина, увидев меня на велосипеде, расширил глаза и стал крутить пальцем виск, показывая, что у меня плохо с головой и она выйдет.

— Честно говорю: вам нужно внести разнообразие в ваши дурацкие отношения с этим крокодилом, — между прочим, заметила Лена, обращаясь ко мне.

— И что делать? — тихо спросила я, ожидая интересных идей от упертой девушки.

«Протяни руку и покажи свой средний палец», — предложила Елена классический вариант фильмов с самой невинной и беззаботной стороной.

— смеемся мы над его изумленным лицом.

«Почему бы и нет? Он единственный, кто уполномочен поставить меня в идиотское положение? Заставить его почувствовать на своей коже неприятное ощущение раздражения и разочарования».

Она протянула руку и показала средний палец, чувствуя полное удовлетворение, несмотря на страх быть наказанным отцом. Нет ничего хуже брака, так что ты можешь делать все, что хочешь.

Захар застыл в изумлении с открытым ртом, а затем открыл дверцу машины, желая выразить свое возмущение. Я был немного удивлен, но Лена быстро нажала на педаль акселератора, и мы быстро обогнули ее внедорожник на ее рычащем байке.

На секунду он обернулся и увидел, что жених бежит по улице и начинает звонить. Да хоть и звучит! Для меня сейчас главное не упасть!

ΓЛАВА 6

Безумные невероятные ощущения, от которых я кричала и кричала, искренне и страстно радуясь в эти моменты. Со мной такого никогда не случалось. Просто неописуемый калейдоскоп взрывных эмоций. Он постоянно кружил головой, всматривался в Лену, желая увидеть, что перед ним, не закрывая глаз ни на секунду. Я был в восхищении, как никогда раньше, и не хотел, чтобы это счастье когда-либо кончалось.

Через полчаса мы уже выезжали из города. Правда, по пути заехали в KFC, закупили еду из витрины для тех, кто на колесах, а потом помчались по гладкой, увлекательной и шумной улице.

Как только мы подошли к озеру, и я оказался на суше, я с дикой радостью повернулся, не переставая смеяться от радости.

«Как мало нужно для счастья», — заметила Елена, улыбаясь мне.

— Это фантастично! Большой! — радостно крикнул я.

«Я рада, что тебе понравилось», — удовлетворенно сказала она, опершись локтями о сиденье велосипеда.

— Я бы отдал все, чтобы научиться ездить верхом.

— Кто тебе не дает? спросила она.

— научишь? — с надеждой спросил он, не веря в такую ​​возможность, мгновенно перестав оборачиваться.

«Нет, терпения не хватает», — честно ответила Елена.

— Кто научил тебя? — с любопытством спросил я, ожидая его ответа.

«Парень, он отлично водит машину, имеет какое-то отношение к велосипедному шоу», — сказал он, поморщившись.

— Можешь меня научить? Для денег?!

— Нет, только не для него. Я дам вам адрес моего хорошего друга. Здесь настоящее сокровище. Он тебе поможет. А Айсберг по-прежнему зверюга, так что ты, ангел, не можешь пересекаться с ним.

— Как придешь? — удивился, заинтересовался.

«Заморожен», — сказал он. — Однажды он использует девушек, а потом они плачут и унижаются перед ним.

«Хорошо, я буду знать», — сказала она, и, не в силах сопротивляться, ей стало любопытно: «Ты сгорела с ним?

она посмотрела на меня с удивлением и сразу сказала:

— Нет! Не дай бог! Я соприкоснулся с таким убожеством, что Айсберг до него, как до Китая.

— Боже, а я думал, что такое бывает только в кино, — я был искренне удивлен, что такое могло случиться на самом деле. Хотя, о чем я? Моя ситуация не лучше, я просто к этому привык.

«Могу вас заверить, что в жизни есть вещи и похуже», — заверил он.

— Прозрачный. Здесь здорово! — прошептал он, пытаясь уйти от неприятной темы разговора, и огляделся.

«И мне это нравится», — грустно согласилась Лена.

«Я вижу, ты злишься», — сказал я.

— Э-э… Мой огнедышащий дракон двигался с кикиморой… Мне было так больно, что стало больно.

— Ты такой необычный… — загадочно сказал я.

«Ну, я поработаю клоуном, если они этого не примут», — пробормотал он.

— Хоть какая-то независимость… Я работаю на отца, но нормальной работы мне не дают. Итак, ради…

— Я уже понял, что у вас есть все для спектакля, — честно заявил друг.

«Жестокая правда жизни», — спокойно сказал я.

— Смотри . ты и дальше будешь в этом жить. Родители: Да, их требования ясны, но спите с ним и оставайтесь под одной крышей. И если это такая мерзость, как вы говорите, то впоследствии вы поймете, что жили ради других, полностью сломив себя.

Я просто кивнул в ответ и, не желая продолжать тему, подошел к озеру с камышами. Он обернулся и увидел, что Лена расстегивает куртку и вытаскивает телефон, заглядывая во что-то. Это не отвлекло ее от интересного урока и продолжилось. Он сел на берегу и, отгоняя голодных комаров, мечтательно вздохнул, глядя на вечернее озеро.

В душе царили нежность и безмятежность. В такие моменты я всегда вспоминаю свою маму. Ее улыбка, когда он обнимал ее, о чем-то говорил, а я внимательно слушал, стараясь не пропустить ни слова. Я верил всем сердцем, что все может быть хорошо, даже если мой разум настаивал, что это были сны. Пусть будет так, а пока это возможно, я хочу жить, и я постараюсь не думать о неприятном.

Проведя еще час у озера, от души поговорив и перекусив в KFC, мы начали собираться домой. Мне не терпелось снова сесть в седло и испытать невероятные эмоции. Я даже не мог поверить, что собираюсь снова сбежать по дороге, слыша, как ветер бьет мне в лицо, и шум скоростной дороги задевает мои уши. Невероятный!

— Идти! Идти! — крикнул я от радости и предвкушения, вскакивая с травы, на которой мы сидели. — Не могу дождаться, чтобы снова услышать этот сумасшедший адреналин.

— Я вам номер дал, вы связываетесь с Андреем. Он вас подвезет и научит. Милый и добрый мальчик, — вспомнила Лена.

— Я написал и завтра позвоню, если меня отпустят из дома, — радостно кивнул он, надеясь, что Андрей не откажется и сможет не только кататься, но и учить.

— Как вы думаете, Захар жаловался? — спросила подруга, наморщив нос.

— Да. Верно, она любит отбрасывать чужую грязную работу, в данном случае, чтобы поправить мозги », — честно сказала она, чувствуя разочарование от того, что« этот милый »будет моим мужем, пусть даже на три года.

— Я понимаю, я имею в виду, у вас сейчас будет выяснение отношений?

«Я даже не знаю, как я буду себя вести». Я себя не понимаю… — грустно сказала Лена.

— И я вижу, что вы безумно любите, но не признаете этого, — сказал он с улыбкой.

— Да нет, как вам кажется, — улыбнулась байкерская девушка.

«Ты скажешь мне позже», — бодро огрызнулся я.

— Все будет как всегда, — грустно ответил он, хорошо помня, что впереди важное событие. — Кстати, послезавтра мне нужно выбрать платье в салоне. Новая коллекция не хочу…

«Представляю, — сочувственно сказала Лена.

— Нет, вы не представляете. Мария пригласила меня в салон для совета по выбору двух элегантных и утонченных девушек, в привычках ее подруг, с которыми можно было бы общаться. Но они будут смотреть только на цену и моду, и то, что мне это не подходит, никого не смущает.

— Тебе будет весело… — девушка поморщилась, и мне сразу захотелось, чтобы она тоже была там, и я честно высказал свое мнение.

— Слушай, Лен, может ты тоже придешь? По крайней мере, скажи мне правду.

— Давай, только я… Я иду с другом, чтобы твои землеройки меня не съели.

«Вряд ли кто-нибудь укусит эту резвую девушку, не говоря уже о том, чтобы поесть».

«Настя», — радостно сказала она.

«Я знаю, отличная девочка», — сказал он, вспоминая девушку с длинными темными волосами из совместных мероприятий, в которых мы выступали.

— Мы втроем обязательно что-нибудь выберем! Елена улыбнулась.

«Ну, у меня даже настроение улучшилось», — честно сказала я, думая, что, по крайней мере, мое платье будет нормальным.

«Только вы выбрасываете заранее адрес и время», — предупредил он.

— Конечно, или увидимся в столовой.

«Какая ловкость», — удовлетворенно пробормотала она, садясь на велосипед. — Пошли, нас ждут.

«Это тоже слабо сказано», — возразил я и, сидя позади меня, добровольно заявил: «Но все же после. Теперь это сумасшедший выброс адреналина. Ура!

И снова эйфория чувств! Фантастический восторг! Шипит адреналин от скорости на дороге, которая взрывается тысячами маленьких фейерверков. Думаю, я сумасшедший, но мне это очень нравится!

Лена провела меня до дома, не забыв упомянуть, что только в таком доме могут жить хихикающие богатые люди. Я только улыбнулся, немного смущенный его честностью. Я не привык, чтобы люди вокруг меня говорили то, что думают на самом деле. По моему конечно все держатся отдельно, дети состоятельных родителей, общаюсь только с двумя девочками, но между прочим. Итак: в разговоре только то, что нужно и принято, а блондинка-байкер не лезла в карман за словом, говоря то, что считала нужным. Я, конечно, считаю, что нельзя открыто выражать свои мысли, чтобы в некоторых ситуациях не обидеть человека словами.

Вернувшись домой, я быстро вошел в гостиную, где увидел, что мой отец, сердитый и недовольный, смотрит на меня с презрением.

«Как много ты можешь сделать? И это после того, что он сделал?»

Отец с грохотом поставил стакан с виски на стойку и подошел ко мне, ослабляя галстук. Увидев мое спокойное выражение на его лице, он замер и пробормотал:

— Что это за недопустимые знания у вас есть? Запрещаю! И не смей больше вести себя неадекватно перед Захаром. Потом…

Она резко бросилась к нему и сказала:

— Но то, что? Какие? Вы обанкротитесь? Вас отправят в тюрьму. Что еще будет сиять для вас без моего согласия на брак? Тюрьма? А как вы собираетесь расплачиваться с долгом перед Вигорским? И у тебя еще хватит смелости сказать мне что-нибудь, когда ты распорядишься моим наследством?

— Хотел как лучше! Он кричал мне в лицо.

— А я не разрешил вам распоряжаться своими средствами! Более того, это было вам строго запрещено законом! Так что, если у вас еще хватит смелости указать или осудить мои действия, я быстро напишу заявление в прокуратуру о хищении огромной суммы денег с моего счета. И позвольте сотрудникам банка раскачивать вас вверх и вниз. И тут я нашел нужный.

— Я твой отец! Он кричал от ненависти.

Она удивленно посмотрела на него, удивившись, что Койфе вспомнил, кем он был для меня, а затем снисходительно спросила:

— Когда ты был? Когда? Да, наш садовник, дедушка Паша, мне ближе и роднее, чем ты и твой отец. С ним можно разговаривать, думать и мечтать. А вы? Вы источаете только яд и выливаете его с презрением.

— Милан! — вопросительно ахнул отец, совершенно пораженный моим протестом.

— Какой Милан? Какие? — устало сказал я, понимая, что ему все равно, но, несмотря на это, теперь он потерпит любое мое поведение, которым я воспользуюсь. Роли поменялись. Мой отец зависит от меня, и шантаж больше не уместен.

«Не забудь маму», — прошипел Сергей Сергеевич, лукаво улыбаясь чему-то.

«Я не забываю, поэтому я выйду замуж. Но забудьте о хорошем поведении! Я даже туда не хожу! Я проживу эти две недели как хочу. И меня не волнует, что вы об этом думаете, и особенно мнение избалованного сына вашего партнера.

«Вигорскому Евгению это не понравится», — осуждающе пробормотал он.

— Тогда позвольте мне изменить вашу невестку! Я не обижусь, — с улыбкой предложил он ему.

«И ты ничего не можешь сделать», — рявкнул он и пошел к лестнице, затем резко повернулся и добавил: «Нет, даже если сможешь». Попасть в чужую, обанкротиться и продать дочь, используя шантаж.

— О чем говорить? — невинно спросил я.

«О помолвке будет объявлено через пять дней, и вы должны быть там.

Я хотел крикнуть ему, что он сам поедет туда, но он, как всегда, вызывающе сказал:

— Прошу хотя бы вести туда достойно, не позоря нашу уважаемую семью.

«Я сделаю все, что в моих силах», — проворчал я и полез наверх, сразу добавив: «Тем не менее, я не выйду замуж, пока не увижу обязательство покрыть все расходы моей матери, заверенные нотариально.

— Как придешь? Ройф возмущенно и очень громко рявкнул.

Даже не обернувшись, он ответил на ее вопрос:

«Я не доверяю тебе.» Размер штрафа должен быть семизначным, так что это не просто бумажка для вас.

«Мы жестоки», — пробормотал он. — Какая мать…

— Я учусь у тебя! — перебил я его и, наконец, дойдя до коридора, продолжил: — И мама бы не злилась на это, так что незачем было… — он остановился, заметив со второго этажа его враждебный, презрительный, свирепый взгляд. Странно, что он так зол. Я не просил ничего особенного. В нынешней ситуации это нормально. Но отец воспринял это заявление хуже, чем мое дальнейшее дерзкое поведение. Странный. Все больше и больше. Может он что-то скрывает о маме? Я позвоню в больницу завтра. Я попрошу поговорить с мамой или попрошу передать звонок основному лицу, чтобы он смог объяснить мне ситуацию в обычном режиме.

Я не слышал финала, я чуть не побежал по залу, чтобы не услышать в его речи его лестных слов. Пусть говорит сам за себя, так как есть желание поделиться своими выводами.

Как только я оказался в спальне, я быстро разделся и пошел в ванную. Я долго нежилась в пахнущей абрикосом пену, погружалась в приятные воспоминания о невероятном путешествии, счастливо улыбаясь.

В постели я посмотрела на номер Андрея, с которым сегодня будет разговаривать Лена, а завтра я ему позвоню и назначу встречу. Чудесный! Не могу дождаться. Трудно поверить, что я не даю себе то, что от меня хотят другие. Моя новая жизнь за две недели началась!

ГЛΑВА 7

День прошел как обычно. Кроме радости за завтраком от того, что он не видел злого выражения на лице отца и злой мачехи, которая всегда сопровождала его на работу, никаких изменений не произошло. Тоже странно. Очевидно, отец решил не встречаться со мной в эти две недели, чтобы не расстраиваться из-за изменений в поведении дочери.

По последней паре я отправил Андрею сообщение:

«Привет. Милан. Сможем ли мы сегодня встретиться для нашего знакомства и первой поездки? ​​Очень надеюсь».

Я отправил его и, положив рядом мобильный телефон, с нетерпением ждал ответа. Как только гаджет подал сигнал, сразу вскрыл и прочитал:

«Привет, Милан. Конечно. Вчера звонила Лена, буду рада научить тебя. Встретимся в парке около шести. Ты можешь уйти с работы сегодня пораньше, так что я тебя ударю сразу после этого. Внимание. Одежда: джинсы или кожаные штаны и куртка. Никаких юбок и платьев! Туфли без каблука. У меня во втором каска. Только ты и в правильной одежде».

Он улыбнулся, стараясь не визжать от счастья. Супер. Вы можете увидеть классного парня. Наверное, недоразумения у нас не будет. Мне уже нравится.

Я быстро начал набирать сообщение:

«Спасибо. Как я тебя узнаю?»

«Андрей. На огромном черном байке. Я поеду к входу в центральный парк и доложу. Думаю, ты не ошибешься».

Достаточно расплывчато .. но, вероятно, он лучше всех знает, что делает. Ладно, думаю, проблем не будет. Он улыбнулся и напечатал:

«Хорошо, в шесть, я буду ждать тебя в парке. Увидимся!»

Ответ пришел прямо здесь, что было невероятно приятно:

Она удовлетворенно вздохнула и отложила коммуникатор. Эх, надеюсь, что не опозорюсь и сумею покататься на байке. Я умею водить, так что справлюсь и здесь. Я надеюсь, что это так. Иле сопротивлялся, пока пары не разошлись, и побежал домой, чтобы посмотреть в кладовку и перекусить.

Я решил откровенно проигнорировать эту работу. Две недели моей полноты. Я немного отдыхаю перед страшной и незавидной ролью жены Вигорского Захар, а пока: живите счастливой!

Дома было тихо, даже музыка не гремела. Переодевшись, я спустилась на первый этаж и прошла в просторную богатую королевскую кухню через столовую, где, как выяснилось, моя мачеха сидела на высоком стуле. Змея в траве.

Высокая роскошная блондинка почти лежала на троне в длинном платье из ярко-красного шелка, скрестив ноги и держа в руках бокал шампанского. Не желая с ней общаться, он решил пройти, но заядлый алкоголик не позволил, нагло шипя:

— И что, наконец, у овцы появился голос, и она решила вставить палку в колесо наших колес? Просыпайся, девочка. Мы никто.

Он остановился и с улыбкой заметил:

— А вы кто такой, имеете право мне что-то об этом рассказать?

Мария лениво встала и засмеялась, пожимая плечами, из-за чего ее груди слегка упали в полупрозрачную тряпку, почти полностью обнажая их. Мда, ужасно неприятно.

«Я тот, кто может контролировать твоего отца», — нагло сказал он.

«Мне все равно.

— Это глупо! Советую не переходить мне дорогу, а делать все, что от вас требуется », — сжалась она пьяная, корчась на месте.

«Я забыл спросить тебя», — пренебрежительно ответил он, недоумевая, как он до сих пор встает?

— Было бы дальновиднее, может, мы подружимся, и я тебе кое-что помогал, и так…

В ярости. Даже не говори как. Эта змея легла в постель с моим отцом, вместо того, чтобы ухаживать за моей мамой, и все еще осмеливается рассказать мне о своем хорошем отношении ко мне? Мне не нужно!

Он прищурился и отфильтровал, как мог, ядовито, изображая свою одноклассницу Ирину Соловьеву:

— Ну что ты ?! Мне не нужны разрешения слуг!

Я даже не понимал, как острая боль обожгла мою щеку. Кто она? А потом, что еще больше поразило меня, она повернулась и ударила ее по лицу, так что она упала на землю, отбросив туфли на высоких каблуках в сторону.

— Шлюха! Она взревела. — Да, я .. да я .. я все расскажу твоему отцу, а он…

— Он будет в тюрьме, если он снова попытается поднять на меня руку, а вы будете носить ему в тюрьме крекеры с обычными кроссовками и спортивным костюмом, а не с одеждой от известного дизайнера, которая соответствует цвету элитной обуви.

что-то прошипело про себя, потом встал и кривой походкой ввалился в гостиную. Перед тем как прибыть, он повернулся и саркастически заметил:

— Ничего, потерпим. Но ты будешь танцевать через две недели. Вигорский, этот отец, этот сын — мерзкие извращенцы, и я думаю, они не оставят без внимания такое красивое лицо.

Он посмотрел на нее с уважением, скрывая страх от правдивости ее слов, и сказал с натянутой улыбкой:

— Тебе виднее, потому что ты знаешь эти детали. Α а пока вы правы, у меня есть две недели, и я постараюсь их потратить с умом для себя и проблематично для вас, богатые паразитические сородичи.

— Дверь прямая, если не нужны добавки.

Он молча посмотрел на меня, а потом прошипел:

— Я не хочу просто шутить с тобой, иначе…

— Платок и сухарики ?! — Я любезно ей помог.

В ответ послышался смешок, и моя мачеха подошла, наверное, чтобы поспать, чтобы вечером она встала и была здорова для своего «любимого» мужа.

Он постоял, глядя на нее, а потом побежал к Ольге Петровне, замечательной поварке нашего дома. Добрая старушка всегда оставляет мне что-нибудь вкусненькое, угощая, конечно, после супа и основного блюда, хотя бы небольшими порциями. Поэтому беги к ней, а потом звонок в больницу и поездка в парк.

Я стою на автобусной остановке и чувствую себя подавленным. Даже не помню, как я сюда попал. Правда телефон дома забыл, когда кинул . не помню куда. Как я мог? Да, после разговора со всеми врачами в английской больнице моей матери, с которыми я мог поговорить, я почувствовал себя невротиком и психотиком. Матери не разрешили говорить, заявив, что ей стало хуже, сейчас она в очень плохой форме, и пока они ничего не могут сказать. Я начал обзванивать все телефоны, спрашивать главврача, что он, как оказалось, с сегодняшнего дня в отпуске и они не удосужились сказать мне что-то конкретное, а просто повторили, что все поняли, а у них нет право консультироваться по этим вопросам. В общем, мои попытки ни к чему не привели. Единственное, что сообщили, что на днях мне позвонит начальник и все объяснит.

Рычав, он пошел собирать вещи. Д-да . и вот я стою в синих джинсах, фиолетовой куртке и черных сапогах на каблуке . семь дюймов. Ну вот как я оделась? — спросил Андрей, но я даже не помню, как бы я это сделал. Только когда я ушел, я заметил разбросанную одежду, которую я не снимал, которая совсем не похожа на меня. А потом… у меня руки тряслись и бились повсюду.

Блин, если он опоздает, то я буду здесь, как сплетник, кто знает сколько времени? Он посмотрел на часы и начал нервничать, потому что Андрей уже опаздывал. Через десять минут я почувствовал себя неудачником.

Я шел по тротуару, когда услышал грохот мотоцикла. Резко обернувшись, я увидел, что по дороге крутил педали мальчик, весь в черном, или, скорее, мужчина, судя по его телосложению, на огромном карбоновом велосипеде.

Казалось, он не хотел останавливаться и свернуть в сторону парка, но тут загорелся зеленый свет и люди начали переходить улицу по пешеходному переходу. Я все еще стоял и смотрел на мотоциклиста.

Я почувствовал, что в моих легких не хватает воздуха, когда человек в черном шлеме повернулся и уставился на меня, глядя на него. Но что, если это был Андрей? Я не подниму руку в случае ошибки. Но вроде все то же самое.

Как только загорелся красный свет, мотоциклист сделал пилу, резко сменив полосу движения и направившись ко мне. Когда он выровнялся, он выключил двигатель и поставил байк на повозку. Он снял шляпу и, бросив на меня тяжелый взгляд, от которого у меня пошли мурашки по телу, спросил хриплым голосом:

Он посмотрел на мужчину и немного выпал из реальности. Высокий, красивый молодой человек спортивного телосложения с волосами цвета воронова крыла, который даже издалека поражает своей хищной звериной харизмой. Я чуть не запищал от неловкой встречи, которую представлял себе с улыбками и шутками, и вот такой пламенный взгляд диких карих глаз, что я чувствовал себя добычей. Или я просто нервничал?

Читать еще:  Как узнать, любит ли тебя муж или нет: признаки, как понять, советы психолога

Он сглотнул слюну и пробормотал:

Мужчина прищурился, но на его лице не отразилось никаких эмоций, что сбило меня с толку. Наверное ошибка ?! Но он тут же ответил хриплым и несколько грубым голосом:

Ой, и почему мне кажется, что что-то не так? Я посмотрел и заметил:

— Вы опоздали почти на полчаса.

«Бизнес», — лениво ответил он, глядя на меня.

— Прозрачный. И я… Я забыл свой телефон дома и не мог тебе позвонить. Тем не менее, извините, я совсем забыл о вашем состоянии.

Тут Андрей, пристально глядя на меня, сразу пояснил:

— Какая туфля без каблука, но я…

«Сядь», — проворчал он и, как ни в чем не бывало, надел шлем. Он повернулся, отцепил вторую от сиденья и протянул мне. Его огромные руки коснулись моих, и я был шокирован, но он просто бросил: — Помогите?

— Ждать. «Мы никогда ничего не говорили о цене и о том, когда…» он замолчал, чувствуя в себе что-то опасное. А почему с его лица ничего не ясно ?! Странный. К тому же он излишне самоуверен и высокомерен. Он закусил губу и мягко сказал: «Куда мы идем?» Или .. знаешь, я думаю, что мне еще рано и…

— За городом. Не бойся, я не маньяк, — утешал он меня и улыбался открытой мужской улыбкой, резко подтягиваясь к нему за руку, от чего я бы упал с тротуара, если бы не его сильная хватка. — Пока будем кататься, а потом будем решать, что и как.

— Садись, детка. Положи руки на талию и вперед, — резко постучал он.

«Хорошо», — согласился он и, удобно усевшись, схватился за крепкий, даже стальной торс, мягко говоря: «Лена говорила о ручке.

— Да, он звонил тебе вчера?

— Да, держись и не сдавайся.

Она кивнула, чувствуя себя очень маленькой рядом с таким большим Андреем. А что это за сокровище? Лена — шутница.

Поездка с ним несравнима с первым впечатлением от поездки с Леной. Он мчался как сумасшедший по дороге, от которой мое сердце бешено билось, а душа трепетала от счастья. Я просто крепко его обняла, пытаясь не упасть, но не боялась, ни на секунду. Я был уверен, что он этого не допустит.

ГЛАВА 8

Более двух часов мы ехали по трассе, обгоняя всех, кого могли, на бесконечной скорости, что мне казалось вполне нормальным. Андрей тоже потратил полчаса на мои тренировки, периодически хмурясь и ворча от сожаления, что с такой скоростью кладбища заполняются молодыми придурками. Но я не обратил внимания на его комментарии, хотя бы по работе, пытался правильно водить, чувствуя на своей спине огромное и мощное тело человека, который держит меня за талию, чтобы вывести меня из-под контроля в любой момент. Так он объяснил свое прикосновение ко мне, а точнее лай, чтобы не было сомнений.

было трудно сосредоточиться, когда он прижал меня к себе. Несколько раз я просил сделать перерыв, чтобы насладиться тренировкой и оправиться от состояния возбуждения, которое появилось благодаря моему учителю, который постоянно прикасается к каким-то частям моего тела. Я бы сказал, даже ласковое. Поэтому щеки горели, сердце билось, а тело дрожало.

Как только мы собирались остановиться в кафе у дороги, где было много машин и велосипедов, Андрей проехал немного дальше, где место было обозначено «крабовой» стоянкой и, открыв ключом, вошел и поставить байк на повозку. Он тут же пригнулся и протянул мне руку, от которой я не мог отказаться, потому что был немного потрясен скоростью и адреналином.

Я почти оторвался от мотоцикла и оказался в сильных, сильных руках, что было неудобно. Он попытался отодвинуться, но мужчина не отпускал, выражая недовольство:

— Пусть ваше тело к этому привыкнет .

«Но ты все равно к этому привыкнешь», — пробормотал он, продолжая толкать, чувствуя, что мужчина напряженный и несчастный.

Андрей нехотя отпустил и спросил:

«Да-а-а», — прохрипела я, всем сердцем чувствуя его скрытый гнев. — Спасибо. Почему мы здесь?

«То же самое, что и все в баре», — проворчал он и направился к громоздкому кирпичному зданию, похожему на замок, с вывеской «Таверна».

«Подожди, но мы…» — он попытался остановиться, но даже не обернулся. Пораженный этой открытой наглостью, я с негодованием отвернулся, не понимая поведения этого упрямца.

Заметив, что на улице темнеет, она вздохнула и пошла за ним. В комнате было очень светло, но прохладно. Интерьер выполнен в готическом стиле: темно-коричневая терракотовая плитка в разрезе всех стен, к которым прикреплены электрические лампы в виде факелов, дубовые столы и высокие стулья с декоративными спинками. Чуть дальше барная стойка и массивные деревянные стулья образовывали огромную ограду, за которой стояли официанты. Сзади — стена с алкогольными напитками.

Я никогда раньше не был в подобном месте, поэтому начал осматриваться, понимая, что это пользуется большим спросом. Посетителей было много, как большими семьями, желающими поесть, так и индивидуально: мужчины и мальчики в кожаных костюмах пили пиво.

Рядом со мной шла официантка в длинном белоснежном фартуке, красной блузке с длинными рукавами и черной расклешенной юбке ниже колен. Странное, но интересное платье.

андрей стоял перед огромной аркой с декоративным рисунком по всему контуру в виде лакированных небольших досок: одна на двух, и он ждал меня. Я подошел, смущенно глядя на него, и он шагнул вперед, и я последовал за ним.

Оказавшись в другой столовой, только здесь столы были побольше и рассчитаны на шесть человек, мы двинулись дальше. На окнах красные и белые занавески, в центре огромный, ни с чем не сравнимый настоящий камин, где лежат дрова. А на потолке люстра с многоярусными светильниками в виде свечей.

Конечно, принесли еду, которая не укладывалась в голове, но после поездки хотелось поесть.

Мы миновали этот зал и поднялись по деревянным ступеням в небольшой узкий коридор, отделенный от главной комнаты, и оказались в темной комнате, где горели только маленькие лампы, с двумя дверьми. Андрей резко дернул большую ручку, и она распахнулась. Он позволил мне продолжить, сказав, что будет здесь через минуту.

Комната была маленькой, но светлой из-за окна, занимавшего большую часть стены. Остальные стены были отделаны декоративными каменными панелями, расположенными на больших площадях в форме треугольников от плинтусов в центре, на идеальной белой поверхности. Два серых кожаных кресла, расположенные у камина, где горели дрова, согревали комнату, а между ними находился журнальный столик. У окна, прикрытый коричневой занавеской, стоял письменный стол с компьютером и документами, а также огромное черное кресло. Очевидно, это исследование.

Ну и, главное, почти у входа стол и четыре стула. На столе лежали бамбуковые квадратные салфетки, а рядом на трех тарелках разные салаты, стаканы с желтым соком и фрукты в вазе.

Дверь хлопнула, и вошел Андрей, на ходу сняв свою черную кожу и положив ее на кресло. Услышав мой взгляд, он повернулся и с улыбкой сказал:

— Давайте есть. Снимай куртку и садись. Руки можно мыть за дверью.

«Я не отведу его домой, пока мы не пообедаем». Я сегодня ничего не ел.

стало неудобно. Она голодна, а я немного похож на высокомерную принцессу со своими прихотями. Она кивнула и, повернувшись к нему спиной, пошла к двери. Оказавшись в коридоре, я открыл следующий и оказался в маленькой ванной, где были белый унитаз, раковина и сушилка для рук. Плитка на потолке, стенах и полу была светло-коричневой.

Он ополоснул руки и подошел к Андрею, которого Лена назвала «сладким», но он совсем не был на него похож, даже не был с ним близок.

Я вышел из ванной и чуть не сбил официантку подносом. Он открыл дверь в свой кабинет и оставил ее перед собой. Когда она разложила тарелки с тушеным мясом и картошкой на столе, я снял куртку, мысленно обрадовавшись закрытой теплой водолазке, и сел на место напротив Андрея.

Как только красивая девушка ушла, пожелав нам хорошего ужина и включив свет, мы начали есть. Через некоторое время Андрей сказал:

— Вы успешны, но без меня еще не катались. Увидимся завтра в пять. Организовать?

— Спасибо. Хорошо, — смущенно согласился я, наблюдая, как он красиво обедал: медленно, но с такой уверенностью и хищностью.

Сама она стеснялась обедать, для меня все было странно и неудобно. На благотворительных мероприятиях и приемах все по-другому. И вот… Я думаю, что этот дикий человек, переполненный своей сильной аурой, виноват в моем трясущемся состоянии.

— Кушать. Он остынет, — заметил он.

Когда поели, и девочка все забрала, я вместо того, чтобы подать Андрею чашку кофе, а мне горячий чай с тортом, спросила:

— Когда удалось забронировать столик? И почему мы ужинаем здесь, а не там, в общем зале?

Андрей прищурился и нехотя сказал:

«Мы заморожены, поэтому он здесь». Я заказал его, когда попросил остановиться.

Она закусила губу и кивнула, но сразу же остановилась, услышав свой вопрос:

Я изумленно поднял глаза и уставился в его пронзительные темно-карие глаза, пристально глядя на меня.

«Мы не Андрей», — сказал я, чувствуя себя глупо и желая провалиться в землю.

Мужчина усмехнулся, явно наслаждаясь моим удивлением, и сказал:

— Андрей, а не тот, с которым вы общались. Как я понял из ваших слов и зная неугомонную Финсову, вам нужно было встретиться с Веториным. Ленка с ним общается, и только он мог предложить вам в качестве учителя. Он добрый самарянин и никого не отвергает.

«Это то, что есть», — сухо согласился он.

«Почему ты позволил мне сбиться с пути? — удивленно спросил он, со страхом ожидая его ответа. Может он еще маньяк?

— Я хотел тебя увидеть. Я решил не упускать второй шанс, — лениво ответил Андрей, попивая кофе. -Ты никогда не произносил своего имени.

«Милана», — пробормотал он, думая, что делать дальше, и стараясь не задавать бесполезные вопросы. Почему второе? Я впервые это вижу. Она отодвинула чай и с любопытством спросила: — Можешь сразу отвезти меня домой?

— Испуганный? он задал вопрос спокойно, внимательно следя за моей реакцией.

«Мила», — сказал Андрей и встал, подходя ко мне, отчего мне захотелось закричать и бежать. В тот момент он казался огромным свирепым хищником, тигром, которого я очень боюсь, но восхищаюсь. В голове не было хороших мыслей, только плохие и… непристойные. Он молча встал, но не убежал, смело глядя на него и желая знать, что ему еще нужно. Подойдя, он поднял мне подбородок и спросил: — Хочешь, я тебе скажу, как это?

«Я хочу тебя», — хрипло сказал он и провел пальцем по моей щеке, прижимая его другой рукой. — Чем больше я был с вами сегодня, тем сильнее было мое желание. Но свадьбы и колец не будет, как и детской и обычной фигни, как у влюбленной пары. Просто горячий секс на время.

Сказать, что я удивлен, значит ничего не сказать. Я в шоке. Почему он вообще решил, что я буду прыгать от радости от его слов? Но вместе с этим в голову пришли странные сумасшедшие мысли, что мне тоже нужна такая связь .. на какое-то время. Да, определенно и определенно .. две жаркие недели. Чтобы узнать, что такое секс, особенно с таким мужчиной, как Эндрю; когда хочешь и хочешь сам, не зная, кто ты.

Но мое воспитание и гордость были в неописуемой ярости, что меня не считали достойной быть девушкой, а именно так .. какое-то время и даже .. элементарно я боялась своего первого раза.

он резко повернулся, таким образом убрав руку от моего лица, и сказал с улыбкой:

— Что за предположение. Что, если я не хочу тебя?

Андрей по-кошачьи улыбнулся и заверил:

Он резко поднял руку и притянул ее к себе, снова овладевая подбородком, а затем набросился на мои губы. Не ожидая такого натиска, я начал бороться, но он заложил руки мне за спину, продолжая страстную атаку губ и лопнув языком мне во рту. Мои писки и протестующие звуки были перекрыты грубыми и настойчивыми ударами. Что происходило дальше, я понял только по ощущениям, потоку невероятного вихря страсти. А потом случилось то, чего я от себя не ожидал — я сдался и ответил, открыв ему губы, играя в его игру своим языком.

Невероятные волшебные ощущения сводили меня с ума, и наконец правильные мысли улетучились. Ничего не имело значения, просто сладкое безумие. Эта невероятно страстная ласка вызвала столько эмоций, что когда его рука была у меня на животе, а другая — на груди, я все еще не могла уйти от блаженства и начать думать головой.

Мой мозг загорелся, когда я понял, что сижу на столе, за которым мы ужинали, а он стоит у меня между ног и нагло подтягивает водолазку. Он задрожал, упершись ладонями в торс, а затем, тяжело вздохнув, в секунду вспомнил все события дня, пытаясь рассердиться, резко поднял руку и ударил его изо всех сил, тем самым мгновенно прервав поцелуй.

Андрей с сожалением зарычал и тут же пожал мне руку, пробормотав вслух:

— Не пытайтесь повторить это снова! Понял?

Встретив его яростный взгляд, она смело ответила:

— Не смей меня трогать, и все будет хорошо!

он просто улыбнулся, и я попыталась выбраться и оттолкнуть его от себя, но это не сработало. Он сильнее прижался своим телом к ​​моему, даже сквозь джинсы я чувствовал его горячую возбужденную плоть, и он прохрипел:

— Буду, и не только. Куда бы я ни захотел, а ты, моя девочка, не сможешь сказать «нет». Ты хочешь меня так же сильно, как я хочу тебя.

Я задрожал от его взгляда, слова были хриплыми и теплыми, а затем внезапно разразился смехом, который заставил меня удивиться. Не удалось . все же тяжелый день не прошел бесследно.

Нет, ну как это со мной случилось ?! Сейчас меня прижимает к себе шикарный дерзкий мужчина, а через две недели я выйду замуж и стану бедной, беспомощной женой Захара. Наверное, Бог сжалился надо мной и послал на это время приключения, например, как порадовать меня счастливой жизнью.

Он закончил свой смех улыбкой и сказал:

— Я подумаю над твоим предложением.

— Если вы придете завтра на встречу, я приму это как консенсус.

— Без этого не будет учебы?

«Я не железный», — заметил он с улыбкой.

«Какой коварный учитель, у тебя даже уроки брать страшно», — улыбнулся он, подходя к своему стулу и надевая куртку.

— Что такое, — спокойно, как ни в чем не бывало, ответил Андрей, схватив свою кожаную куртку, откуда взял ключи, продолжил: — Поехали. Девочки будут удалены.

Я застыл, вспомнив платеж, и молча потянулся к своему карману, когда мою руку резко вытащили оттуда и потянули вперед со словами:

— Даже и не думай об этом. Все уже оплачено, даже если я смогу принять оплату поцелуем или…

— Ты, тогда мне сойдет слово «спасибо .

— Напрасно . зря ночь потрачена зря.

«Думаю, тебе не будет скучно», — заверила она его.

Андрей засмеялся, и мы вышли на улицу, где уже было совсем темно. Он застегнулся на ходу и, указывая на свой шлем, сказал:

Она кивнула и, сделав все быстро, села за ним:

— Где? — спросил он, обращаясь ко мне.

Я задумался на мгновение и ответил:

— Нет. Назовите адрес дома, — упрямо сказал он.

— В парке, я пойду оттуда…

Мужчина тут же слез с велосипеда и, взяв ее за подбородок, очень нежно заявил:

— Так и так. Ты не скажешь, что мы поедем ко мне домой, и через два-три часа, пусть так, поедешь на такси.

Он мысленно отправил его в ад, пылая самым возмущенным взглядом, и с сожалением дал ему правильный адрес, предупредив:

Андрей самодовольно улыбнулся, и мы бросились со своего места, летя навстречу сумасшедшим и великолепным ощущениям. Не в силах вынести это, он громко закричал от счастья, за что не получил ни сожаления, ни саркастической жалобы. Хороший! Теперь только колоссальный адреналин и дикий азарт!

ГЛАВА 9

Андрей проводил меня до нашего высокого вольера, метров за двести до дома. Он ничего не сказал про район, в котором я живу, просто внимательно посмотрел мне в глаза и пробормотал:

Затем он мастурбировал, не дожидаясь моего ответа. И я бы ничего не сказал. Тогда она была возмущена его предложением, но была на грани соблазна. Он медленно шел домой с улыбкой на лице.

Сняв пиджак в гримерке, она сразу пошла в кабинет отца. Он сидел в своем кресле со стаканом виски и что-то писал ручкой на листе бумаги. Мне никогда не нравилась эта комната. Неприглядная темная комната с громоздкой мебелью темного цвета: шкаф в полный рост, старинный красный стол, черное кожаное кресло и диван, а также множество мягких игрушек диких животных, висящих на стенах. Мерзость. Я просто хочу прямо сейчас съежиться и сбежать.

«Мы должны постучать», — сердито сказал отец.

— И тебе добрый вечер. Что случилось с мамой? Почему я не могу ни с кем связаться? А с ней?

Сергей Сергеевич посмотрел на меня с насмешливой улыбкой и прошипел:

— Вы смотрели и помните свою маму?

— Я всегда ее помню, чем ты всегда пользовался.

— Завтра звоню и спрашиваю, в чем проблема. Не волнуйтесь, поговорите с кем угодно.

«Но она не хочет тебя слышать! он громко рявкнул, отчего я вздрогнула.

— Утром перед институтом. Их рабочий день уже начнется.

«Хорошо, сегодня утром», — прошипел папа, а затем добавил: «А теперь ее нет отсюда.

Проглотил обиду, что с него взять? Это единственное, что может высвободить яд с помощью слов? Я просто хотел обернуться, когда вспомнил:

Сергей Сергеевич тяжело вздохнул и простонал:

«На следующей неделе мой адвокат составит его и заверит.

— Почему так долго? — возмутился я.

«Я буду там к свадьбе, не волнуйся», — прошипела она, пристально глядя в глаза и делая большой глоток алкоголя.

Упоминание о браке еще раз показало мне, где я нахожусь, благодаря жадности моего отца. Я присмотрелся и заметил:

— Ну что ты, переживать нужно, если невеста не появится на свадьбе.

— Милан! Ройф с ненавистью выпалил и вскочил на ноги.

В ответ он просто широко улыбнулся и сказал:

— А теперь я ухожу. Спокойной ночи, отец!

— Змея! Я не понимаю, кто ты, потому что мама была наивна и… — услышал я на тропинке.

Он повернулся и с грустью закончил фразу:

— Наивный, поверивший в такого проницательного и продуманного интригана, как ты.

«Тогда я бы не повел себя с ней так чудовищно.

— Вы еще молоды и не понимаете.

— Конечно, мне небезразличны твои игры. Даже сейчас я надеюсь на вашу совесть, хотя и не должен.

Она закрыла дверь и быстро пошла в свою комнату. Как только я оказался в спальне, я стал искать телефон. Я нашла это под кроватью. Он сел на пол и стал просматривать пропущенные звонки. Он посмотрел на время и, поскольку еще не поздно, позвонил Веторину на телефон, не желая обидеть человека, если тот позвонит семь раз. И его сообщения требуют немедленного ответа:

«Мила, я опоздаю на работу. Отложим встречу на час».

«Где ты? Почему ты молчишь?»

«Красавица, я здесь, ты где?»

«Я подождал полчаса и пошел домой обедать. Надеюсь ты в порядке».

Послышались гудки, и сразу я услышал приятный мужской баритон:

— Милан. Наконец! Я больше не знал, что думать. Потерянный.

— Привет, Андреа. Извините за беспокойство. Я случайно оставил свой мобильный телефон дома, — быстро ответил я, благодарный за ее заботу.

— Прозрачный. Я приехал как можно скорее, но тебя там не было.

Он закусил губу, не зная, как объяснить ситуацию, когда А вздохнул и сказал:

— Андрюш, так получилось… В общем, я пришел на собрание в шесть, и сегодня меня научили ездить на велосипеде.

«Я не понимаю», — удивился Ветурин.

Я чувствовал себя глупым гусем, но что мне делать. Судьба, так сказать.

— Случилось так, что ко мне приехал человек на черном велосипеде и подтвердил, что его зовут Андрей, а потом научил меня ездить. Итак . сейчас я учусь с ним.

«Айсберг», — почти возмущенно предположил неудавшийся учитель.

— Ммм, а? Вероятно, его звали Андрей, когда он узнал, что это не ты.

— Милана, почему вы согласились учиться у него? Мне деньги не нужны, он .. негодяй. Только плохие вещи могут доставить! Он использует девушек, которые ему нравятся, а затем уходит.

«Андрей, не волнуйся, все в порядке», — пробормотала я, не желая продолжать говорить на эту тему. Конечно, если бы у меня были другие обстоятельства, я бы открыл рот и выслушал каждое его слово с полным согласием. Но не сейчас и не в моем положении. Все будет открыто и честно. Да, наверное, в ту секунду я точно понял, что принимаю условия Айсберга.

«Не питай никаких надежд на то, что он способен на чувства», — прошипел Веторин, что меня удивило. Почему он так зол?!

«Уверяю вас, мне это не нужно.

— Так я вас не понимаю ?! Мы должны отправить его в ад, чтобы он не считал себя крутым парнем, — громко заявил рассерженный мальчик, в полной уверенности, что после его слов я немедленно это сделаю.

— Эндрю. Спасибо большое, но у нас есть с ним договор, и не волнуйтесь, никаких отношений и надежд здесь не ожидается.

— Милан! Зачем тебе это? Я сам научу тебя!

— Андрей, спасибо, но мы уже договорились .

— Мы тоже с тобой, — обиженно сказал он, но тут же продолжил: — Хорошо, а когда будет встреча?

Он не хотел говорить, чувствуя, что все еще расстроен, но и не хотел его обижать. Я смотрел, как белоснежный кот пробирается в мою комнату. Увидев меня, маркиз замахал красивым пушистым хвостом и подошел ко мне. Мой любимый!

Три года назад я подобрала его на улице, как неряшливого котенка, а теперь он живет со мной, несмотря на вечные крики беспородной и насмешливой Мэри. Не знаю, мне очень нравится моя любимая пухленькая!

Он погладил маркизика по гладкой шерсти на спине и честно ответил:

— Прозрачный. Хорошо, но если ничего другого, свяжитесь со мной. Я всегда рад помочь », — сказал он нормальным дружеским тоном.

— Спасибо. Я буду иметь это в виду. Спокойной ночи!

«Да, хорошо», — проворчал он и повесил трубку.

И все же в его последних словах было напряжение. Я понимал, что он что-то придумал, но надеялся, что все в порядке. В конце концов, я ему все объяснил и извинился .

Решила принять ванну с лавандой и, лежа, вспомнила наглого мужчину и наш фантастический поцелуй. Теплый и страстный. А когда нет опыта — это абсолютно фантастика мммм…

правда, Андрей уже очень наглый и жесткий, что визжит и расстраивает. Он хочет делать все против своей воли, а не так, как он хочет. Но в то же время есть необузданное желание отдаться ощущениям, которые он обещает дать.

Да-а .. конечно, если бы не было обязательств в виде ненавистного брака, я бы сделала все, чтобы забыть о нем, считая себя выше его снобизма и высокомерия, но теперь он мне нужен, и очень. Не жениться на девственнице, когда ее муж эгоист и ублюдок ?! А если вспомнить интересную историю Марии, то Захару и ее отца нужно избегать и отвернуть за километр. Конечно, придется использовать особые методы — смазать соляркой или натереть полынью, чтобы точно не подошла. Но я подумаю об этом чуть позже, перед свадьбой.

Вывод по окончании банных процедур: предам себя в руки сильного уверенного в себе хищника для безумно страстного секса. Зачем отказывать себе, когда все так просто и удобно ?! Итак, Милан, вперед! К новым открытиям! Две жаркие недели я буду во власти опытного бабника!

Я посмотрел на огонь и неизвестно, почему я подумал о Милане. Странно, но достаточно понятно, когда желание оказаться в этой девушке разрывает башню на части. Чувствую его тело под собой, слышу продолжительные стоны… только благодаря одной этой мысли я сейчас в полной боевой готовности, что меня бесит. В конце концов, это не для того, чтобы утолить безумный, всепоглощающий голод, который пронизывает мое возбужденное тело.

У меня было много симпатичных кукол, и я не отреагировал ни на одну из них, как на эту неоднозначную девушку. Заинтересованы. Я ожидал от нее стандартного поведения, но она была удивлена. Она вела себя странно, как будто она изливала что-то жестокое из глубины себя, желая вдохнуть в это жизнь, экспериментируя со мной. Пусть для меня это не имеет значения. Главное, что результат правильный — моя кровать. Хотя я редко занимаюсь сексом именно в этом месте, обычно я занимаюсь им там, где это необходимо.

Доволен ее удивлением, когда ее спросили, как ее зовут. Девушка, собственно, до моего вопроса не осознавала, что запутала своего будущего учителя. Стоит сказать, что меня тоже поразило то, что она на автобусной остановке смотрела на меня. Его пурпурный пиджак стал маяком, чтобы убедиться, что я прав. И когда я приехал, сомнений не было. Что ж, все прошло так, как мне нужно.

Ночь пройдет, и к завтрашнему вечеру девушка на короткое время будет моей, и я буду счастлив использовать ее по максимуму.

Были слышны голоса официантки Ольги и неизвестных. Он автоматически посмотрел на часы. Одиннадцать вечера. По идее, девушкам стоило закрыть бар. Очевидно, гость бежит ко мне.

Дверь с грохотом отворилась, и в комнату ворвался мальчик. Насколько я помню, это выглядит: полная фигура, короткие светлые волосы с залысинами, но красивое лицо, кажется, передо мной Веторин Андрей. Как-то мы пересеклись, не помню почему. Душа компании и прочее, что меня совершенно не интересует, а вот этой недовольной плети что-то нужно от меня, учитывая плевок мне в подбородок.

— Не смей приближаться к ней! — Он гавкнул или мужчина, или мальчик, я не понимаю, но надеюсь, этот дебил знает, что мое терпение не безгранично на угрозы и неприемлемые эпитеты в мой адрес. И мне совсем не нравится, когда кто-то показывает и тычет пальцем. Стремление сломать «тычок» никогда не дремлет.

Оцените статью
Femi.style